Что моя диалап-молодость рассказала мне о сексе и интернете

Первое поколение девочек, выросших в интернете, уже сами стали мамами. Это может означать новый подход к сексуальному образованию. В чем их отличие от традиционных родителей, разбирается автор статьи.

Photo copyright: pixabay.com

После школы, сделав восторженный глоток кока-колы, я стучала по громоздкой клавиатуре. Все хотели знать «возраст, пол, место», и я врала 21/ж/Флорида. А потом приватный чат с RedSoxxx72, который сразу писал: «Привет, красотка». Ааа! Сидя в кресле на колесиках, я отталкивалась от стола, отъезжала пару футов назад, крутилась пару раз, будто пытаясь справиться с покалыванием в животе, и возвращалась к клавиатуре. Я представляла женщину, которую видела в ночной рекламе секса по телефону: «Привет, здоровяк». По моим рукам бежали мурашки. А потом как всегда: «Что на тебе?» Я оглядывала свою футболку с героями Доктора Сьюза (Dr. Seuss) и писала: «Красные кружевные чулки». Он не вышел. «Я медленно снимаю эти красные чулки и медленно провожу языком по твоим длинным, соблазнительным ножкам». Я доходила до этого момента и заявляла: «МНЕ 12!!!!!!». Это был 1996 год, и большую часть своих вечеров я проводила в чатах AOL (Америка онлайн).

Спустя столько лет, когда я возвращаюсь к этим подростковым экспериментам, меня охватывает беспокойство. Воспоминания вызывают порыв защититься из-за раннего доступа ко «взрослой информации» и вполне реальной угрозы хищнического поведения в сети. Однако в то же время я понимаю, что те (к счастью, безвредные) попытки виртуального секса были результатом естественного подросткового любопытства и стремления к сексу, которые не могли удовлетворить ни разговор с родителями, ни механические слова на уроке о здоровье. Когда дело касается секса, интернет подчеркивает разницу между тем, что молодые люди хотят знать о нем, и тем, что их родители хотят, чтобы они знали. Эту разницу невозможно преодолеть с помощью ограничений или чрезмерных наставлений. Так у молодых людей только усиливается ощущение, в лучшем случае, что с ними чрезмерно нянчатся, а в худшем, что им врут. Решение заключается в том, чтобы принять эту подростковую тягу не только к информации, но и к исследованию. И здесь родители зачастую проявляют нерешительность, а интернет помогает. Только признав и оценив интерес молодых людей к сексу, взрослые смогут по-настоящему помочь им разобраться в этой теме и онлайн, и в реальной жизни.

Те чаты были виртуальным ландшафтом, большую часть которого занимали красочные, а иногда тревожащие, желания мальчиков и мужчин. Однако эти чаты одновременно были источником первых намеков на мое собственное настойчивое желание. Интернет открыл мне захватывающий мир возможностей, он рассказал о сексе не просто как о биологическом феномене, но как о масштабном социальном феномене, наполненном игрой и фантазией. И я была не одна такая. В 2015 году провели опрос финских девочек, и оказалось, что респонденты ассоциировали отправку «сексуальных сообщений» онлайн, в том числе того, что некоторые называют «извращенной ролевой игрой», со «свободой исследования». Исследователи считают это продолжением общепринятых форм сексуальных экспериментов реальной жизни, которыми занимаются дети. Речь идет об играх «в дом» или «в доктора», которые могут являться формой изучения «взрослого взаимодействия, нормативных социальных ролей, тел друг друга, а также эмоций, связанных с сексуальностью».

Мой отец, программист в одном стартапе в Беркли, вывел нас в сеть в самом начале интернет-бума, в тот момент я как раз вступала в подростковый возраст. Столовая быстро превратилась в «компьютерную комнату», так мы ее называли, и, судя по названию, вы можете представить себе размер тех машин и степень восхищения новыми технологиями в моей семье. В то время как мои друзья рассматривали женские журналы вроде YM и Cosmopolitan, ища информацию о сексе, у меня был практически неограниченный доступ к этим знаниям, стоило только кнопку нажать. Это означало открытие феномена, который потом превратится в правило 34: если ты только можешь это придумать, кто-то этим точно увлекается. Множество людей в чате описывали клишированные сцены из романтических романов: усыпанная лепестками роз постель или залитые светом свечей пенные ванны, но иногда встречались и упоминания обо всем, начиная от секса втроем, заканчивая поркой и золотым дождем. Слишком много информации, слишком мало пояснений.

С другой стороны, на уроках сексуального воспитания в средней школе рассказывали очень мало. Я узнала буквально обо всех подробностях секса: это уретра, это шейка матки, а вот так получаются дети. Основной целью этих уроков было предотвратить риск беременности и заболеваний, передающихся половым путем. Похожая ситуация и с тем, как родители говорили об интернете. Они предупреждали об опасности незнакомцев и том, что я могу случайно наткнуться на «тревожные видео» (т.е. порно). Ни в школе, ни дома я ни разу не слышала о сексуальном голоде, любопытстве и исследовании. В 2013 году в International Journal of Sexual Health опубликовали исследование, согласно которому «подростки хотят знать о сексуальном опыте, а не просто о сексуальном здоровье». А кроме того, «интернет может более полно удовлетворить потребности сексуального воспитания подростков».

Десятилетиями исследователи признавали «отсутствие темы желания» в сексуальном образовании, ведь традиционно девочки рассматриваются как потенциальные жертвы, а не как субъекты желания. Разумеется, такая же ситуация и с разговорами об интернете: люди подчеркивают угрозы, но полностью игнорируют вероятность того, что виртуальный сексуальный опыт может положительно сказаться на девочках. Авторы того финского исследования установили, что «респонденты с теплотой рассказывают о сексуальных онлайн-играх со сверстниками. Они, как правило, отделяют их от концепции вреда и описывают как забавный флирт, как „безобидное исследование сексуальности и освобождение в письменной форме”».

Тогда я узнала, что в интернете нет никакого отсутствия темы желания. Все было живым и диким, иногда неожиданным, мерзким, возбуждающим, забавным и волнующим. Что из описанного было ближе к реальности, что давало более качественные знания? Казалось, что интернет — самый честный из доступных мне учителей.

Примерно в то же время я начала заниматься сайтом и рассылать ежедневные новостные электронные письма поклонникам Леонардо ДиКаприо, который как раз играл в «Romeo + Juliet» База Лурмана (Baz Luhrmann). Для новостных писем я собирала сплетни, информацию и фанфики о Лео, количество моих подписчиков росло и в какой-то момент перевалило за тысячу. Это был мой собственный мир, мир моего желания. Я даже скачала аудиозаписи с официального сайта «Romeo + Juliet», так что, когда на моем компьютере выскакивала ошибка, Лео кричал: «Судьба глумиться надо мной!» На фоне этого навязчивого романтизма я все глубже погружалась в мир онлайн-секса. В этом и был парадокс моих подростковых лет в 90-ые: днем я цитировала Шекспира, а вечером симулировала виртуальный оргазм.

Мне больно думать, насколько же рано моя сексуальность стала развиваться вокруг удовольствия, пусть даже и в интернете, где ты, как считалось, мог быть кем угодно. В то же время я осмысленно примеряла разные сексуальные роли, одновременно следя за реакцией своего тела. Эта девочка-подросток, стучащая по клавиатуре, медленно и опосредовано прокладывала дорогу к своим собственным желаниям. На это у меня могли бы уйти десятилетия, но «сеть», как я без всякой иронии ее называла, вломилась через заднюю дверь. Тогда я впервые и заглянула внутрь.

Сейчас я сама стала мамой. Тот интернет, с которым познакомится мой ребенок, будет сильно отличаться от того, что вел меня в подростковом возрасте. Социальные сети, стриминги, виртуальная реальность! Из-за всего этого я могла бы заламывать руки или бурчать: «А вот в мое время…». На фоне всего этого чаты в AOL кажутся старомодными. Но правда остается правдой: взрослые теряют свой авторитет, когда начинают игнорировать тягу молодых людей к сексуальной информации и исследованиям. Это наблюдение верно и для времен диалапа, и для эпохи OnlyFans. К счастью, современный интернет может предложить такое, о чем я могла только мечтать: эффективные образовательные сайты, например, Scarleteen и AMAZE, виртуальные уроки сексуального образования, которые ведут положительно настроенные и грамотные наставники, процветающие онлайн-сообщества для ЛГБТ-подростков и многое другое.

Однако намного более важно другое. Новое поколение воспитывается родителями, которые сами прекрасно знакомы с интернетом, а значит, менее склонны разводить панику, когда дело касается их детей. Некоторые из этих родителей на собственном опыте знают, что их дети хотят узнать, когда дело доходит до онлайн-секса, но принять это сложно. Как ни парадоксально, это принятие может уравновесить худшие родительские страхи о влиянии интернета. Принятие нормализует сексуальное любопытство и открывает путь для постоянных разговоров, которые помогут молодым людям разобраться в том, что они найдут в интернете. Так интернет станет для подростков только одним из источников информации, а не единственным честным из доступных им учителей в теме секса. Меня очень воодушевляет, что сегодня многие родители могут разделить мою непростую и кружащую голову ностальгию о первом столкновении с онлайн-сексом. Ведь именно из этого взаимопонимания и могут вырасти конструктивное понимание и разговоры.

Трейси Кларк-Флори (Tracy Clark-Flory)
Источник

Комментарии закрыты.