ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Виктор Хатеновский | Стихи

Виктор Хатеновский
Автор Виктор Хатеновский

***

Сентябрьским днём иль сентябрьской ночью
Не встретившись с дерзкой вакханкой воочью
В бесхозных, в разросшихся зарослях вишен,
Ты сломлен; ты, как террорист, обездвижен.
Ты – жертва, мишень для спецназовской пули…
А впрочем, в Москве, в Катманду, в Ливерпуле
Всем тем, кто безвременьем на кол подсажен,
Восторженный скрежет бессонниц не страшен.

***

Злых дум – невпроворот.
Не сводня, не служанка,
Мне от штабных щедрот
Ни холодно, ни жарко.
Без слёз, без медсестёр
Скорбят зловеще тени,
Швырнув судьбу в костёр
Дурных хитросплетений.

***

День протрезвел от нашествия сплетен.
Сдуру расторгнув контракт с ремеслом,
Ты, словно мышь подзаборная, беден.
Дом твой давно предназначен на слом.

Вздорный оскал, властно-барские жесты,
Злую, всегдашнюю склонность к борьбе
Ты предпочёл страстным ласкам невесты,
Ставшей – скандально – ненужной тебе.

Время споткнулось в твоей монограмме.
К дерзким надеждам жизнь пригвождена…
Пьянствует вновь с сатанистами в Храме,
Впавшая в мерзость, родная страна.

***

Хватит дрыхнуть, хватит спать! Хоть ещё не утро –
Расколол вечерний сон колокольный звон.
Егеря почти в упор расстреляли Зубра,
Обложив его со всех четырёх сторон.

Кожу с мясом от костей отдирали, рвали
И бросали через стол злым собакам в пасть.
Бабы прыгали на стол, на носки вставали,
Позволяли на себе даже кофты рвать.

Хохот, топот, злобный лай – пьяная потеха
Водку вёдрами лила в рот дырявый… Вдруг
От трёхсотого стакана поперхнулось эхо,
И стальные топоры выпали из рук.

И заглох надсадный лай озверевшей своры,
Шлёт веселье пузыри аж со дна реки;
И, забыв про рудники, сбив со ртов запоры,
Развязали мужики злые языки:

«Пусть на Кронверкском валу захлебнёмся кровью,
Пусть в сибирских лагерях околеем – всё ж
Мы заткнём гнилую пасть светскому злословью,
Окунём святую ложь в старческую дрожь!

Титулованная мразь балуется раем.
Мы, под красный календарь, чтя Господень гроб,
Пашем, сеем, спины гнём, отдыху не знаем,
Да от злости зверю в лоб запускаем дробь.

Хватит дрыхнуть, хватит спать! Громом с колоколен,
Въевшийся в печенки страх, враз – под топоры!
Звонари, давай, давай! Не жалей ладоней!..
Тихо, бабы! Это ж вам не хухры-мухры!»

Бабы – в слёзы, бабы – в плач: «Ой, землёй могильной
Вас на Кронверкском валу забросают!»… Но
По дороге столбовой, по дороге пыльной
Без боязни мужики вышли за село.

Всё ж традициям верны мужики… К тому же
На груди рубахи рвать, чай, не привыкать…
Потоптались за селом в придорожной луже,
Погорланили и вновь – тишь да благодать.

Хватит, бабы, глотки драть! Не тяните жилы!
В равелине кровь со стен смоете не вы:
Звонари в блевоте спят кротки, как могилы,
Мужики в стаканах топят буйные умы.

Племя жалкое рабов, что вам клич Свободы!
Так и будете всю жизнь в страхе спины гнуть.
Взвыли трубы – егеря снова сводят счёты…
Вся надежда на авось да на как-нибудь.

***

…………. Маме, Нине Павловне

Сколько непритворных слёз,
Бедствий, стрессов нервных
Отпрыск ваш Вам преподнёс,
Будучи, во-первых –
Хворым, хрупким, щипцевым,
Вздорным… С колыбели –
Плакальщицы стадом злым
Над блаженным пели:
“Для тебя под Минском вы-
Выдолблена яма!”…
Где б я был, когда б не Вы,
Дорогая мама?!

***
Сегодня вновь, как тридцать лет назад,
Мы будем петь дурными голосами
Про чёрствый хлеб и про вишнёвый сад,
Про заскорузлый быт в смердящем храме;
Про то, как сброд зажравшихся господ
Златым тельцом раздавлен и разрушен;
Про то, что русский коренной народ
Своей стране давно уже не нужен.

***

Благодарю Тя, Господи!
Господь, благодарю –
Её по Красной площади
Не вёл я к алтарю,
И радостью, обещанной
В начале всех начал,
Ты с этой дерзкой женщиной
Меня не обвенчал.
Благодарю Тя, Отче наш –
В стране грехов и грёз
Всё пройдено, всё кончено
Без крови и без слёз.
Доверившись сну вещему –
Слов попусту не трать…
Пролей на эту женщину
Любовь и благодать!

***

………….  Т. П.

Не юродствуй, не остри!
В ночь – без вдохновения –
Буду час, час тридцать три
Размышлять на фене я.
Сможешь ты без трескотни,
Без словесной патоки –
Скукой вскормленные дни –
В Брахмапутре, в Ладоге
Скрыть от шквального огня;
Чтоб узнать смог точно я –
С кем ты выскоблишь меня,
Страсть моя порочная.

***

Судьба, поэт, предрешена.
Признав в тебе единоверца,
Когтит – строптивая жена
Твоё взволнованное сердце.
Взрастёт победа на крови:
Увековечит встреча с бесом
Рождённую не для любви
И ставшую твоим Дантесом.

***

Мне кажется – мы не были знакомы,
Когда, дыша в оконные проёмы
И в полушубок кутаясь овечий,
Мы на алтарь передавали свечи.
Курился ладан. И, как можно строже,
Смотрел на нас всемилостивый Боже…
И я был чужд сомненьям и порокам,
Покуда мы любовь делили с Богом.

***

День вздыбился сугробами.
Мороз воскрес… Метель
Неистовствует – чтобы мы,
Как в прорубь, в канитель
Потешных игр с вакханками
Вгнездились, раздразнив
Асфальт, разбитый танками,
Блиндаж – альтернатив;
Чтоб прошагать жизнь набело,
Не проклинать судьбу…
Чтоб курва-власть не грабила
Страну и голытьбу.

***

Жизнь непроста.
Смерть многогранна.
С верой в Христа
Спит Дона Анна.
Спит Командор.
Скромно и смело
Спят с давних пор
Гамлет, Отелло.
В гроб Дон Гуан
Снёс васильковый,
Модный кафтан.
Для Казановы –
Дочка, жена,
Сваха, невеста –
Где-то нашла
Тихое место…
Сколько их, Бог,
Тех, кто из блюдца
Выпив, не смог
Утром проснуться?!
Выскоблив лбы
Жизненным стажем,
Скоро и – мы
Где-нибудь ляжем.

***

Я был всегда к твоим чудачествам лоялен,
Был терпелив к твоим запросам диким…Ведь
Не многоженец я, как некий Вуди Аллен;
Я мог бы, кажется, терпеть тебя и впредь.

Но – осознал: пора сходить с твоей дороги.
Не надо, милая, твердить мне про любовь!
Твоя любовь… Ты до меня любила многих,
После меня – легко сойдешься с кем-то вновь

***

Стучится ночь в оконное стекло.
Отравлен город сворой негодяев.
И темнота подтрунивает зло
Над городской бессонницей. Бердяев
Невыносим, как боль зубная… Здесь,
Где круглый год спирт заедают салом,
Ты, расчехлив взлохмаченную спесь,
Расправы ждёшь под скользким одеялом?
А, может – мысль к молитве пристегнуть,
И жизнь на прочность испытать – покуда,
Приказом царским прикрывая грудь,
К тебе губами тянется Иуда?!

***

Был дерзок я, как уркаган.
В бескровной схватке с вами –
Краснел, хватался за наган…
Мог землю грызть зубами.
От криков собственных оглох –
Неистовствовал… Следом –
Раскрасил стихотворный слог
Прекрасным чёрным цветом.
Вам трудно мне не сострадать?
Бог – в помощь! Рифмы эти
Грудной братве талдычит мать,
Весь день горланят дети.
Мой стих сильнее топора,
Страшней клыков вампира…
Довольно! Полночь. Спать пора.
Раскурим – трубку мира?!

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.