ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Соломон Воложин | Пелевин изменился

Вообще, когда-то со мной такое было. Я теперь и не вспомню, почему. Читать «Гойю» Фейхтвангера мне было трудно – я не понимал чего-то. Я даже только что попробовал поискать пример непонятного и быстро нашёл. Вот только что Гойя на приёме у герцогини Альбы, которую недавно рисовал, и получилось неудачно, в неё вдруг влюбляется. Вроде, из-за того, что та оделась… махой. Не то, чтоб женщиной свободного поведения, но… Свободной. При муже она неприлично смотрела на Гойю и заигрывала с ним. Потом перестала, и он неприлично рано ушёл, зная, что больше она на него сегодня внимания не обратит. И вот его внутренний монолог:

«Женщина на возвышении все перевернула. Блаженством было чувствовать на себе взгляд больших, отливающих металлическим блеском глаз и видеть капризное, надменное лицо. Новая жизнь переполняла его. Но он знал: за то, что хорошо, – платят, и чем оно лучше, тем дороже. Он знал, эта женщина не достанется ему без борьбы и страданий, ибо человек окружен злыми духами, окружен всегда: стоит позабыться, неосторожно предаться мечтам и желаниям, – и со всех сторон налетят демоны».

После «но» мне не совсем понятно. Дорога ж открыта. Намёк дан. Чего видеть впереди борьбу и страдания? – Диалектика души…

Я чувствовал себя не на уровне книги.

То же я почувствовал от «Лампы Мафусаила» Пелевина, от части первой «Производственная повесть». Сленг то и дело (не лазить же в словарь: «стрэйт», скажем; ну посмотрю: ответвление хардкор-субкультуры, возникшее как реакция на сексуальную революцию; а что такое «хардкор»)… Или – экономические рассуждения («Со времён Великой депрессии известно, что перевод значительных сумм в золото можно рассматривать как своего рода финансовую диверсию, ибо это серьёзно понижает скорость обращения денег»)… Причём курсив зачем-то. Я смотрю, как в афишу коза. Меня тут можно обмануть на каждом словосочетании. Действительно ли «Со времён Великой депрессии», действительно ли «известно». И т.д.

Что это за художественное произведение, если от читателя требуются специальные знания?

Или автор пускает пыль в глаза? И надо не смущаться? Ибо соль не в том…

В одном специальном, в чём я секу я поймал «я»-рассказчика на туфте:

«– Мысли – это эхо электрических разрядов в нейронных цепях мозга. Сперва происходит разряд, а потом появляется мысль. То, что мы осознаём её с задержкой –доказанный научный факт. Это раз. Электрические разряды, как и все другие материальные эффекты, зависят только от начальных условий и физических законов. Это два. Значит, наше мышление – это такой же материальный, предопределенный и предсказуемый процесс, как движение бильярдных шаров по сукну или бег планет вокруг солнца. Это три…».

Не так. По крайней мере, в слове «предсказуемый». Если имеются в виду человеческие мысли.

Человек когда возник? Когда появилась у него вторая сигнальная система. А та когда? Когда нейроны лобной части мозга размножились, подняв череп на лбу, и создали материальную базу для второй сигнальной системы. А с какой стати они размножились? С той, чтоб не схватить особи невроз и не умереть от противоположных воздействий на внушаемых бесшёрстных самок со стороны шерстистых внушателей, внушающих отдать на съедение стаду детёныша: и МЫ (стадо) – превыше всего, и детёныш – тоже. Что выдаст лобная часть – не предсказуемо. Экстраординарно. Способно ввести в ступор самого внушателя и вообще перевести его в ОНИ, не люди, в отличие от МЫ, люди.

Что в образовавшейся культуре с участием второй сигнальной системы (человеческой) много что опять становится предсказуемым по культурным соображениям, не значит, что оно есть специфически человеческая мысль. Оно – логично. Как и всё, что было у животных с их первичной нервной системой. А специфически человеческое – это не логичное. То, чего до момента возникновения не было никогда и не предсказуемо! В искусстве ли, в религии, в науке – где угодно. Я откуда-то выписал сакраментальное высказывание такого рода: «Наука – это то, что не может быть. То, что может быть – это технический прогресс».

Заход электрических сигналов во вторую сигнальную систему, да, обеспечивает это «с задержкой» навсегда после появления человека. Но человека это не характеризует. В компьютере тоже, наверно, есть некое запаздывание сигнала из-за захода электрического тока во всякие части электрической схемы компьютера. Из-за этого компьютер не становится человеком. Не мыслит, если понимать это в узком смысле.

Например, процитированная тирада Кримпая Сергеевича, «я»-повествователя, есть известная (мне) страшилка, которую позволяют себе запускать на лекциях всякие хулиганствующие нейробиологи-антропологи. И она, тирада, к искусству не имеет никакого отношения. К искусству имеет отношение неожиданное. Например, здесь (к искусству вымысла, как выражался Вейдле) имеет отношение превращение Крима из гомосексуалиста в… дендрофила. Он сдирает с деревьев кору, как платье, и…

Так что, может, действительно, надо читать и не заморачиваться на непонятное?

Понимать-то дело, о котором пишется, неплохо. Например, я решил проверить трёп, как я чую (трёпом), – трёп Крима фээсбэшникам:

«Но я уже понял, как завоевать его [Семёна] сердце.

– А наши вожди… Как бы это помягче объяснить. Вот в восьмом году наехали на грузинов – и одновременно прикупили трежерис. И все было чики-чик. А тут… Ладно наехали на укров, ладно Сирия – но ведь стали при этом демонстративно покупать золото, а из трежерис – выходить… Ну вот американцы тоже вышли. В смысле, из раздумий.

Семен по-детски улыбнулся, и все следы непогоды сдуло с его лица.

Чекисты тоже заулыбались – они любят подобную фронду: она кажется им свидетельством искренности. Они, скажу вам по секрету, вообще обожают нас, либералов – и втайне завидуют нашей свободе».

Это ж запросто проверить: трёп или правда.

Когда был южно-осетинский конфликт? – 8-го, 8-го, 8-го года. Какие числа вложений с августа по сентябрь? – 104,2 – 99,6. – Врёт Крим. – Когда было начало Крыма? – В конце февраля 2014-го. – Какие числа вложений с февраля по апрель? – 126,2 – 100,4 – 116,4. – Невнятно. Опять врёт Крим. Когда Россия вошла в Сирию? – В сентябре 2015-го. – Какие числа вложений с августа по декабрь? – 89,9 – 89,1 – 82,0 – 88,0 – 92,1. И опять врёт Крим. – Свобода либерала от правды. Как я и подозревал (зная Пелевина по другим вещам, но ещё молчал тут), что Пелевин взялся поиздеваться над либералами, так называемыми.

Но так, с нырянием в интернет, нельзя ж читать художественное произведение.

Да и вряд ли мыслимо думать, что сам Пелевин ориентировался на интернет-правду, когда сочинял.

Плохо то, что вся моя дальнейшая деятельность (разбор прочтённого) есть попытка по недопонятностям выявить, каким подсознательным идеалом движим был автор, когда сочинял своё произведение. А как я отличу нужные недопонятности от ненужных?

Вот, например, абы какое попавшееся затруднение. – Над патриотами он издевается открыто («Боже мой, вот она – Россия двадцать первого века. Как объяснить этому человеку, что сама необходимость говорить на подобном ватном жаргоне – отвратительном и нелепом, согласен, – вызвана в конечном счете такими, как он [фээсбэшник]? Той средой, которую они создали? Воздухом, который они пропердели насквозь?»)…

Итак, над патриотами издевается открыто, а над либералами – как вы видели выше – скрыто. – Что это значит?

Проще всего подумать, что Пелевин просто стал, наконец, постмодернистом (нет-де того, что достойно быть идеалом). И смеётся над всем подряд. – Тогда можно не вникать, на какой стороне идейного фронта находится на некой странице упомянутый Семён, а на какой – Крим. Потому «на некой», что на иной – они могут поменяться местами. Если суметь вдуматься в то специальное, что неиссякаемо сыпется на страницы произведения. (Это я решил приписать, наткнувшись, что Пелевин знает о поршневской теории происхождения человека, которую я тоже знаю и на которую опирался в давешнем своём выпаде против «осознаём её [мысль] с задержкой».)

Или надо опять продемонстрировать непонятное?

Хорошо. – Подзаголовок книги «Крайняя битва чекистов с масонами» (это кстати). На 111-й странице «Оказалось, что он [Семён] масон». Тогда, во-первых, не понятно, с какой стати он оказался среди чекистов на той для них лекции Крима (масона?), о которой я процитировал выше. Почему на 80-й странице Семён «по-детски улыбнулся», обнаружив полное единство с чекистами? И я не знаю, во-первых, или во-вторых, почему на 114-й странице «Я растлил Сирила [Семёна, так его переименовал Крим, вернувшись из дендрофилии в гомосексуализм]»? Растление имеется в виду и идейное тоже. Если Семён, как масон, был притворным чекистом, то как, растлённый (превращённый в либерала), он мог написать такое издевательство над либералами (почему-то опять курсивом)?

«Либералы (биол.) – объединённая характерным фенотипом [Феноти́п – совокупность характеристик, присущих индивиду на определённой стадии развития; в данном случае – нелюди, по Поршневу, объединённые способностью внушать внушаемым, будущим людям] группа приматов, коллективно выживающая в холодном климате европейской России за счёт суггестивного [внушательского] гипноза других популяций и групп».

Не важно, что издевательство над либералами довольно тонкое: (биол.) и нелюди (что могут знать, только знающие теорию Поршнева). Но исходит же оно от человека, превращённого Кримом-либералом со 114-й страницы в либералы…

А на 119-й стране этот (и другие в таком же роде) текст курсивом называется: «ватные экзерсисы». (Раз ватные, значит, патриотические. Что объективно верно для смысла текстов. Но это уже есть прямое издевательство над патриотизмом.) – Ну?

Как хотите, а всё сходится только при пофигизме автора-постмодерниста.

Соломон Воложин