ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Встречные перспективы или Ориентальное измерение русской живописи

О выставке «От голубой розы к золотому гранату. Образ Востока в русском искусстве первой половины ХХ века» в Музее Востока.

Осенью 2018 года Государственный музей искусств народов Востока (Музей Востока) будет отмечать столетний юбилей со времени его создания. В рамках запланированных к празднованию этого торжественного события мероприятий, естественно, готовятся и уже проводятся выставки. Они показывают артефакты, находящиеся в фондах Музея Востока, достаточно обширных и представительных, а также сотрудничество музея с другими подобными культурными институциями в контексте раскрытия заявленной каждой экспозицией темы. Первая из четырех приуроченных к торжественной дате в истории Музея Востока прошла осенью прошлого года. А весной нынешнего года демонстрировалась выставка «От голубой розы к золотому гранату. Образ Востока в русском искусстве первой половины ХХ века». На ней показано около ста живописных работ художников разных поколений и национальностей – представляющих как Россию довоенного времени, так и те ее места, которые были частью империи, а потом республиками СССР.

Если начало двадцатого века для европейских живописцев и посетителей их выставок связано было с интересом к Дальнему Востоку или Северной Африке, то для отечественных мастеров Востоком, местом, которое вызывало творческий, как правило, интерес, становился Крым, Закавказье, Средняя Азия.

Некоторые из тех, чьи работы составили названную выше выставку попадали в эти края не всегда по собственной воле: одни – прячась от преследований царского правительства, другие – в результаты ссылки как в дореволюционное, так и в советское время. Некоторые из авторов, чье творчество деликатно и избирательно вошло в состав данной экспозиции, погибли в результате репрессий известного периода истории нашей страны. Таким образом, включение их картин в список участников выставки «От голубой розы к золотому гранату» есть дань памяти талантливых людей, уважение к их горьким и страшным судьбам, раскрытие заданной темой экспозиции темы.

Собственно говоря, каждая из очередных выставок Музея Востока есть выражение сосуществования Востока в широком смысле слова и Запада, в том конкретном варианте его, который характерен для отечественного освоения такого наследия, популяризации его, выявления отличий и взаимосвязей между одним и другим.

Сразу стоит отметить, что все, что показывается в залах музея, отличает несколько характерных особенностей. Во-первых, каждая экспозиция Музея Востока тщательно собирается и выстраивается в единое, живое и воодушевленное целое. Во-вторых, то, что касается, собственно, подготовки каждой экспозиции, выполняется профессионально, информативно и выразительно, с большим пиететом к каждому произведению искусства, которое становится частью показа. В-третьих, музейное пространство, будь это один зал, если зрителей знакомят с небольшим количеством картин, скульптур или других арт-объектов, или несколько залов – каждый раз продуманно и логичной с художественной точки зрения обживается. Так, что каждый зал, являя в показываемых произведениях искусства некоторую завершенность темы, подчиняется общему лейтмотиву. Потому у зрителя создается при знакомстве с очередной выставкой ощущение легкости и элегантности. При том, что все на своем месте. И все, сохраняя собственную оригинальность и самостоятельность, удивительно вписывается в общую концепцию показа, создавая нужное впечатление, соответствующее созданной сотрудниками музея атмосфере в любом конкретном случае.

Выставка «От голубой розы к золотому гранату» интересна прежде всего масштабностью, что не подавляет посетителей ее, поскольку, повторим, специфика работы тут с произведениями искусства такова, что традиционно они предстают перед зрителями как в четком содержательном контексте, так и в такой форме использования музейных раритетов, что они воспринимаются свежо, поучительно и интеллигентно. Естественно, все перечисленное нашло свое оригинальное отражение в том, какой получилась в результате выставка «От голубой розы к золотому гранату». Первая часть ее названия отсылает к художественной группе, возникшей в России в начале двадцатого века… (Поскольку ряд художников, в нее входивших родом были из Саратова, экспонаты Музея Востока в данный момент дополнялись из собрания Саратовского государственного художественного музея имени А.Н. Радищева). Заметим, что использовались также и работы, имеющие прямое отношение и к Фонду поддержки и развития научных и культурных программ имени Ш. Марджани. Кроме того, некоторые картины, дополняющие коллекцию Музея Востока, предоставлены Государственной Третьяковской галереей. Из чего закономерно напрашивается вывод о том, что заявленная тема выставки развернута в Музее Востока максимально подробно и разнообразно, как и о том, что юбилей Музея Востока стал и поводом для продолжающегося плодотворного сотрудничества с иными музейными учреждениями.

Важно подчеркнуть и то, что сама тема сосуществования культур и искусств есть генеральная в деятельности Музея Востока. Достаточно вспомнить лишь три из десятков выставок, которые проходили в музее, чтобы убедиться в том, что, на самом деле очевидно и есть творческая, искусствоведческая аксиома. Это и «Характеры Востока», где собраны были произведения художников тех регионов, которые имеют самое прямое отношение к деятельности Музея Востока. Запоминающейся и сильной по впечатлению, благодаря выразительности и емкости, многозначности всех отобранных работ оказалась выставка нескольких армянских художников. Интересной и поучительной стала экспозиция картин российских художников, живших и писавших в годы войны в Узбекистане.

Тем не менее, понятно, что то, что вошло в серию картин выставки «От голубой розы до золотого граната» наиболее значительно не только количеством картин, показанных посетителям музея, а еще и тем, что дает обширную информацию об искусстве данного периода отечественной истории и о тематике живописи ориентальной в самом универсальном смысле слова, того, что определяет своеобразие данной экспозиции.

Выставка эта показывает взаимодействие школ и традиций на примере отдельных творческих судеб и как процесс культурных поисков и обретения своего в чужом.

Достаточно назвать имена Льва Бурэ, Урала Тансыкбаева, Баки Урманче (примечательна в таком аспекте его картина «На Волге», которые в художественных заведениях Москвы, возвратились на в родные пенаты, обогащенные знаниями о достижениях русской и европейской живописи, или ученика Малевича, Александра Николаева, который настолько увлекся исламом как философией, что принял имя Усто Мумин. (Поразительна, к слову, соответствием восточной традиции его картина «Жених», похожая на иллюстрацию книги о Востоке или произведение мастера живописи, работающего в фольклорном ключе.) Не говоря уже об Александре Волкове, родившемся в городе, ныне называемом Фергана, получившим европейское образование в столице России, и также возвратившимся в места своего детства, чтобы собственным примером, творчеством учеников и последователей открыть себе и другим неординарность как восточного колорита, так и мироощущения, того, что есть воплощенное в картинах и рисунках освоение Востока как мироздания.

Любопытна в этом контексте композиция зала, заключающего экспозицию «От голубой розы к золотому гранату». На одной стороне его пейзажные вещи советской художницы Ирины Жданко, открывшей для себя ориентальность этих мест в тридцатых годах, а с другой – работы Оганеса Татевосяна. А в центре зала – необыкновенно крупная по формату картина Мартироса Сарьяна «Плоды и овощи», написанная в начале сороковых годов прошлого века. Подобное соединение в одном месте, в части музейного пространства представителей разных школ и национальностей стало ярким, выразительным финалом всей выставки.

Следуя за ее названием, можно указать на то, что основной, но, естественно, не весь массив показанных на выставке работ связан с объединением «Голубая роза», в котором участвовали художники, воспринимавшие Восток в некотором сказочно-мифологическом стиле, как и те, кто прямо или косвенно имели отношение к объединению «Бригада», авторитетным и непререкаемым руководителем которого был Александр Волков.

Интересно и то, что затронута на выставке и так называемая территориальная специфика. Так, художник Рувим Мазель рисовал туркменские реалии («В юрте»), преобразовывая их порой в библейском ключе («Восточная сцена с кубком»). В то время как другие живописцы обращали внимание на Узбекистан, потому на выставке есть ряд работ, показывающих архитектуру Самарканда и не только этого города.

Или Крым, каким его увидел Михаил Гайдукевич: в духе импрессионистов, эмоционально переданным при том, что колорит – песочный цвет пейзажей и пятна неба и деревьев на них – достаточно необычен и даже в чем-то суховат.

Среди авторов картин тут есть классики советской живописи – Павел Кузнецов, Роберт Фальк, Мартирос Сарьян, как и художники, интересные в рамках восточных циклов своего творчества, прежде всего Павел Беньков с его изумительными по светописи картинами «Крытый базар в Бухаре», «Старая Бухара», «Дворик», и, конечно же, несколько идеализированная по сюжету картина «Подруги (Письмо с фронта)».

Совершенно объективно Восток передан в данном случае прежде всего сочным колоритом, что само собой разумеется. А, если говорить о темах живописных работ, то это прежде всего пейзажи – религиозные заведения («Двор медресе Шир-Дор в Самарканде» Льва Бурэ, например), или улочки городов («В Бухаре пускают змея», «В центре Бухары» Ирины Жданко, «Золотой пустырь» Роберта Фалька), и, конечно же, базары и чайханы («Ночной восточный базар» Алексея Исупова, «Базар на Регистане» и «Под карагачем» Оганеса Татевосяна).

Несомненно, что нашлось место на выставке, отражая художественные попытки освоения перемен в названных местах, картинам, которые чуть пафосно, обобщенно и несколько прямолинейно передают социалистическое, так сказать, строительство в Средней Азии после того, как сюда пришла теперь уже советская власть. Назовем только несколько работ: «Ударная женская бригада на стройке», «Возвращение жнецов» Николая Карахана, «Добыча песка», «Постройка железнодорожного моста» Павла Щеголева.

Являясь по композиции своей выставкой коллективной, она все же дает пример и разумной персонификации в рамках общего собрания, тематически соединенного общей задачей. Потому некоторые художники представлены серией картин, как правило, если речь шла о циклах работ. Однако, по праву и вполне закономерно практически целый зал экспозиции «От голубой розы к золотому гранату» отдан картинам Александра Волкова, что мощное и волнующее техникой и мастерством творчество наиболее полно и точно выражает то, что имелось в виду во время подготовительной работы сотрудников музея, которые собирали, продумывали и выстраивали композиционно и визуально все то, что вошло в указанную композицию. Несомненно, что с любой точки зрения более чем логично, что картинам Александра Волкова отдан не просто отдельный зал, а центральный в данной экспозиции, являясь ее кульминацией, патетическим воодушевлением ее. Здесь и неожиданные по формату, вытянутые горизонтально картины серии «Свадьба», которые, как и холсты «Общество», «Слушают музыку», будучи образностью своей непосредственно отражением восточных типажей и красок, напоминающие и «Троицу» Андрея Рублева некоей отстраненностью и надмирностью изображения. А картины «Продавцы фруктов» и «Натюрморт», представляющие собой в чем-то собирательные портреты местных жителей, показывают наглядно, так сказать в лицах и действиях, вторую часть названия выставки. Не случайно тут нашлось место изображению великолепных плодов, в первую очередь, гранатов и груш. Творчество Александра Волкова, уникальное по своей сути именно сочетанием в нем западного и восточного, заслуженно выделено в отдельное и достаточно убедительное собрание в рамках того, что сказано о востоке его современниками, учениками и последователями.

Принципиально также и то, что, будучи мотивом всех демонстрируемых на выставке произведений, восток, повторяясь в них снова и снова в узнаваемом, знакомом и индивидуально интерпретируемом ракурсе, раскрывается в своей терпкой, эффектной, поражающей глаз ипостаси все же каждый раз по-новому, с нюансами, особенностями и подробностями, оставаясь самим собой. Таким, каким его в разные периоды первой половины прошедшего века увидели художники, в той или иной мере связанные с российской действительностью в различные периоды ее истории.

При этом важно подчеркнуть, что, состоящая из групп картин или отдельных работ известных и по-настоящему таким образом возвращенных, введенных в культурный оборот имен художников, выставка «От голубой розы к золотому гранату» не воспринимается сугубо групповой, где выделен специально каждый автор, хотя и это тоже задействовано творчески и последовательно. Зрители видят разные грани восприятия иного уклада жизни, цельно и красочно, что делает описанную выставку событием музейной деятельности, тем, что типично для того, что выставляется в залах Музея Востока постоянно из года в год. Отличие лишь в масштабе собранных в залах музея работ, в том, насколько они перекликаются во всех направлениях друг с другом, передавая свое и чужое, чужое, ощущаемое как близкое и увлекающее, в строго выстроенной композиции.

Светлана Хромченко, куратор выставки «От голубой розы к золотому гранату», во вступительной статье каталога ее по-искусствоведчески и с мерой популяризации рассказала об особенностях взаимовлияний русского и восточной в пределах заданного ракурса изобразительной традиции. Статья написана вдохновенно, в чем-то даже с поэтической интонацией, что соответствует духу и букве названной экспозиции, ее особенностям и нюансам. В тексте, как и в чутко выстроенной композиции выставки передана узнаваемая и все же особенная в своих особенностях атмосфера такого искусства, привязанного к традициям тех народов, которые проживают в азиатской части нашей страны. И то, как их обыденная и в чем-то неординарная жизнь, сам ее уклад, переданы в произведениях российских мастеров живописи и представителей тех народов, о которых они рассказывают в своих картинах. Поэтому хочется процитировать заключительный абзац статьи Светланы Хромченко, дающий возможность в самом кратком изложении увидеть и узнать то, что выставлялось в Музее Востока в рамках темы – образ Востока в русском искусстве первой половины ХХ века.

«И хотя социалистическая действительность часто навязывала художникам сюжеты произведений и регламентировала манеру, суживая задачи искусства до пропагандистских, извечная красота природы, не поддающаяся социальным катаклизмам, великое искусство Востока и особый неторопливый стиль жизни не переставали вдохновлять истинных живописцев. Сиюминутным темам они предпочитали вечные – восход солнца, небо, наполненное бездонной синевой, распускающиеся цветы, плоды, налитые золотым и гранатовым соком, люди, пребывающие в гармонии с мирозданием».

Однако не стоит доказывать при этом следующий тезис: как бы ни была количественно и качественно уникальна названная выставка Музея Востока, как бы она ни являлась цельной и конкретно, образно раскрывающей избранную изначально тему, при всей концептуальности и завершенности ее, она и раскрывает тему взаимовлияний традиций и мировосприятий и дает ощутить, как конспект, то, что еще осталось в запасниках Музея Востока, в том числе, в обозначении указанной темы. И что, конечно же, будет иметь продолжение в рамках культуртрегерской деятельности Государственного музея искусств народов Востока.

Илья Абель