Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Вера Левинская | Банальные истории

Вера Левинская | Банальные истории

Вера Левинская
Автор Вера Левинская

***

Лавровый Венок свысока поглядывал на Голову.  Как-то он сказал ей:

– Не будь меня, кто бы о тебе знал?

– Возможно, – ответила Голова. – Но не будь меня, твоим местом была бы кастрюля.

***

– Нет, я не какая-нибудь там Луна, я – Месяц! Я настоящий мужчина, я люблю тебя, и мы  скоро поженимся! – шепчет Волне ласковый и влекущий голос.

И Волна вся устремляется к любимому в приливе чувства…

Но приходит утро и голос смолкает. Бледнеет Месяц на небе, а потом совсем скрывается из вида. И Волна – огорчённая, обиженная – отшатывается и сжимается, отливая от берега в глубины моря и разочарования.

А вечером вновь звучит  властный зов…

Так и длится этот вечный роман.

***

– Тебе удобно? Нигде не жмёт, не давит? – спрашивал Паук Муху, заботливо укутывая её в паутину.

Муха плакала, пытаясь вырваться из паутины, но это было нелегко.

– Ты что, плачешь?! – спрашивал Паук.

– Нет, – отвечала Муха, уже не имевшая сил летать, – Это я пою.

– Ах ты моя певунья! – умилялся Паук.

***

Спящая Царевна открыла глаза и радостно протянула руки к разбудившему её Принцу. Но:

– Кто Вы такая? – осведомился он. – И уже в дверях, натягивая перчатки:

– Простите,  я, кажется, ошибся дверью. Я не из Вашей сказки.

И он ушёл. А Царевну одолели бессонница и печаль.

С тех пор все звали её Несмеяной.

***

Яйцо решило, что пора учить Курицу.

– Если бы ты меня правильно снесла, я было бы не овальным, а круглым.

И катиться по жизни мне было бы куда легче!

***

Струна была полнозвучной, одарённой и пела она великолепно. Но в к концу своей долгой творческой жизни она стала ослабевать.

– Надо подтянуться! – сказал Колок.

– Можно! – сказала Cтруна и подтянулась.

Всех, как и прежде, радовало её пение. Но Колок был недоволен:

– Нет силы звука! Дай-ка я тебя ещё подтяну!

Ох, он просто душу из неё вытягивал, и всё равно:

– Не тот тембр, да и интонация…

– Я не фальшивлю, я стараюсь, – оправдывалась бедная Струна,

– Публике нравится, и Смычок не жалуется.

– Публика – дура, а Смычок – танцор! Что он понимает в вокале! – сердился Колок и требовал ответственности.

Струна старалась, как только могла. Она пела и тянулась, тянулась, тянулась – и… лопнула! Кончилась её песня.

А дальше была тишина.

***

–   Худших всегда большинство, – сказал Биант, один из семи мудрецов древности.

После этого мудрецов стало шесть.

Вера Левинская

Послесловие от автора: Иногда я балуюсь иронической прозой.  А что вызывает больше иронического чувства, чем банальность? Тему можно развивать бесконечно, но я решила не злоупотреблять терпением читателей. Семь – хорошее число. Картинки к  моим “Банальным историям” я нарисовала сама, бессовестно крадя идеи и порой даже линии у Владимира Шахмайера,  Хокусая  и чуточку у Александра Павленко (последний нарисовал мне Яйцо). В чём и признаюсь.
В.Л.