Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Валентин Нервин | Стихи

Валентин Нервин | Стихи

Валентин Нервин

Коротко об авторе

Нервин Валентин Михайлович. Родился в 1955 году в Воронеже. Получил высшее экономическое образование. Более 15 лет состоял на государственной гражданской службе в ранге советника.
Член Союза российских писателей, автор 11 книг стихотворений и афоризмов. Победитель международного фестиваля литературы и культуры «Славянские традиции», лауреат международного Чеховского конкурса юмористической поэзии и прозы (Германия), международного литературного конкурса «Лира Боспора». Обладатель Почетного диплома им. Н.Некрасова международного конкурса песенной поэзии «Зов Нимфея». Дипломант Международной гильдии писателей (Германия).
В 2012 году отмечен специальным призом Евразийского Фонда Культуры «Яблоко Поэзии». Лауреат литературных премий им.Н.Лескова (Россия) и им.В.Сосюры (Украина), специальной премии Союза российских писателей «За сохранение традиций русской поэзии» (в рамках Международной Волошинской премии-2013).
Живет в Воронеже.

ПО ОБЕ СТОРОНЫ ЛЮБВИ

* * *
Моя весна была простужена
и безоглядно влюблена;
миниатюрная француженка
со мной гуляла допоздна.
Тянуло сыростью от города
и сквозняками от реки,
мы были счастливы и молоды,
любой простуде вопреки.
Земному таинству причастные,
мы оприходовали дань,
пока французские согласные
лечили слабую гортань.
Переболеем и расстанемся,
но, как потом ни назови,
мы не умрем и не состаримся –
по обе стороны любви.

ПРЕЛЮДИЯ

Четвертый ряд, пятнадцатое место –
и память вышивает по кайме
недолгую прелюдию оркестра
и женщину, поющую во тьме.
Не говорю о таинствах и тайнах,
но жили в измерениях иных,
сошедшие с небес обетованных,
солистки филармоний областных.
А я – студент, влюбленный, как попало,
бегущий на концерты всякий раз,
не зная, с кем жила, кому трепала
нервишки и прически напоказ.
И целый год, шалея от восторга,
стипендию пуская на распыл,
конфеты я таскал из военторга
той женщине, которую любил.

Четвертый ряд, пятнадцатое место –
почти двенадцать месяцев подряд…
Но, как-то раз, по недосмотру, вместо
четвертого, я сел на третий ряд.
И жизнь моя вошла в иное русло,
по мере ускоряющихся дней.
Но женщина дарила мне искусство –
и я снимаю шляпу перед ней.

НОЧНАЯ ПТИЦА

Всю недолгую ночь напролет
между Южным и Северным полюсом
перелетная птица поет
о любви человеческим голосом.
И звезда от любви до земли
долетает ночными зигзагами,
и плывут по морям корабли
под красивыми гордыми флагами.
…Эта жизнь утечет, как вода,
но поет и поет непонятная
птица, женщина или звезда –
перелетная,
послезакатная…

ВОСПОМИНАНИЕ О МУЗЫКЕ

Под звездами,
кочующими с юга,
я жил тогда у черта на хвосте
и вольная, как музыка, подруга
раскачивала время в темноте.
В апофеозе нежности и боли
соединялись на одной струне
свободные диезы и бемоли,
сиятельно дарованные мне.
Потом я засыпал на сеновале,
а звезды кочевали по судьбе
и новые созвездия сияли
не для меня,
но сами по себе.

* * *
Тридевятое августа.
Ночь напролет
я сижу в полутемном углу «поплавка»
и какой-то эстет на эстраде поет:
— Ах, зачем эта ночь так была коротка!..
От луны по воде незатейливый след,
городского романса простые слова –
дежавю продолжается тысячу лет:
человек умирает, а память жива.
В акватории неба, у всех на виду,
по течению ночи плывут облака.
Не гони лошадей,
я допью и уйду.
Тридевятое августа.
Жизнь коротка.

ЮЖНОЕ

Пряный запах южного курорта,
белые магнолии в цвету;
по дороге от аэропорта
карамель растаяла во рту.
Поселюсь у самого залива,
у седого грека-чудака,
чтобы видеть, как неторопливо
море переходит в облака.
Содержатель маленькой таверны,
где всегда столуются в кредит,
обожает Грина и Жюль Верна,
говорит красиво и навзрыд.
Винный погреб делу не помеха:
можно, выпивая перед сном,
слушать укороченное эхо
вечного прибоя за окном.
А потом хозяйке, до упаду,
заливать за дружную семью,
за великолепную Элладу,
за дурную голову мою.
Только море – цвета перламутра,
долгий разговор накоротке,
и, неувядающий наутро,
виноградный вкус на языке…

КОКТЕБЕЛЬСКАЯ ОСЕНЬ

По всему побережью погода в миноре,
за душой ни гроша – золотая пора.
Коктебельская осень выходит из моря,
как Венера выходит из бара с утра.
Угорелое время проносится мимо
и гуляет, не выше больной головы,
пряный запах вина и шашлычного дыма,
так похожий на запах горящей листвы.
Лишь один катерок тарахтит у причала,
увозя отдыхающих прямо туда,
где Антонов поет, как ни в чем не бывало,
и не кончится лето уже никогда.

ОСЕННИЕ ЦВЕТЫ

1
Как не затосковать
в осенних городах? –
всё кажется чужим
и всё не слава богу;
последние цветы
на клумбах и в садах
стоят, как фонари,
и гаснут понемногу.
А заполночь снега
нагрянут свысока
на эти берега,
сведенные мостами,
и, как бы невзначай,
осенняя тоска
уйдет за облака
осенними цветами.

2
Спуститься к реке,
побродить у затонов –
осенние звезды
на глади дрожат;
опавшие листья
каштанов и кленов
которую ночь
под ногами шуршат.
Я знаю, что скоро
ударят морозы,
но звезды и листья
у лета в долгу,
хотя хризантемы,
тем более, розы
давно отцвели
на моем берегу.

3
Вот и осень по жизни пришла,
листья заживо падают в спешке;
у кого не попросишь тепла –
ни золы тебе, ни головешки.
Что романсы, когда наяву,
сообразно развитию темы,
остается посыпать главу
лепестками больной хризантемы.
Выше неба и ниже земли,
о весне поминая некстати,
полетели мои журавли,
догоняя тепло на закате.