ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Светлана Казина | О правилах поведения в горах и взаимовыручке

Была со мной такая история, после которой даже байки по Алтаю ходили про погибшую девушку в горах Алтая, но не суть. Я хочу сказать о некоторых правилах поведения в горах и взаимовыручке. Ну, и может быть, даже кто-то узнает здесь себя и своих товарищей. А что? Совесть взыграет, щёки покраснеют, глотку перехватит, накатит слеза и, может быть, даже мысленно раскается этот кто-то… (размечталась).

… Итак…

Шли мы как-то летом группой на конях по Кучерлинской тропе к Белухе. Впереди руководитель группы, сзади коневод, посредине ещё несколько человек верхом. Извилистая тропа идёт вдоль высокого берега над горной рекой Кучерла. Тропа поднимается всё выше и выше, становится всё уже и уже. И чем у́же, тем теснее лошади жмутся друг к другу. Так и идём тесной цепочкой… Подходим к самому узкому месту, максимально узкому и максимально высокому на этом участке тропы. Слева от нас впритык — бом (скалистая отвесная стена), справа — обрыв.

И вдруг (ох уж этот вдруг!) — навстречу нам идёт группа туристов с Ак-Кема. Именно в самом неудобном месте, где разминуться просто невозможно, даже если бы они вжались в стену. Но вжиматься никто из них и не собирался. Наоборот. Туристы были молоды, в основном молодёжь, шли с маршрута, шли с Ак-Кема, соответственно, находились в состоянии эйфории, соответственно, всех встречных встречали с точки зрения «бывалых» и «повидавших», то есть криком, приветствиями и хохотом.

Кто знает, что такое лошадь, уже сейчас поймёт — о чём я. Лошади — крайне пугливы. Те, кто ходит в конные маршруты, знают, что нельзя пугать лошадь шумом, криком, взмахом рук, резкими движениями и даже шуршанием конфетной обёртки. В любой момент, испугавшись чего-то (даже пчелы) кони могут отпрыгнуть в сторону, взды́биться или понести.

И вот неожиданный затор — конная группа лоб в лоб встречается с пешей группой на самом узком месте тропы, между бомом и пропастью. Впереди идущая группа радостно орёт: «О-о-о-о!!! Приве-е-ет! Вы откуда? Чо-каво? Как расходиться будем?!»… Крик, шум, гам! У коней шок, испуг и паника! Начинается эффект домино: первая лошадь встаёт на дыбы, бьёт задом в морду сзади-идущего коня, тот резко пятится назад, толкая следующего за ним и т. д…

Удержать коней невозможно, уструни́ть тоже, предчувствую беду, в голове одна мысль: «Ноги из стремян! Быстро! Не успею, застрянут ботинки – конец!» И, едва я подумала об этом, впереди-гарцующий конь с руководителем группы на спине широким скачком прыгает в пропасть, видимо, видя только такой выход из этой ситуации. Знаю, что будет дальше. Узду на себя тянуть уже бесполезно, понимаю, что сейчас будет мой прыжок.

И действительно — через секунду то же самое делает и мой конь. Далее — как в кино, замедленная съёмка… Реально замедленная!… Поэтому читайте неспешно…

Медленно и плавно мой конь летит в пропасть, я вынимаю в воздухе ноги из стремян и далее — вообще нечто неосуществимое и фантасмагоричное: так же замедленно и плавно каким-то чудом я отталкиваюсь от коня и в невообразимом кульбите, в невесомости, прямо в воздухе разворачиваюсь лицом к скале, максимально вытягиваюсь в спинном прогибе и хватаюсь за куст, боковым зрением продолжая видеть, как мой конь медленно уходит вниз… вниз… и вниз … Висю… Пардон, вишу…

Смотрю вверх – слава Богу, кони сверху больше не сы́пятся. Смотрю вниз – коней и моего друга не видно. Только слышно, как глубоко внизу шумит горная река… Подтягиваю ноги, ставлю на уступ, лезу вверх. Наконец над обрывом появляется плачущая голова девушки из нашей группы: «Светочка, ты жива?! Мы думали, ты всё…»

… А у меня только одна мысль – там, внизу, мой друг. Что с ним?… Далее я укорачиваю происходящее. После того, как я выбралась на тропу, мы увидели, как наш товарищ самостоятельно лезет вверх по обрыву со сломанной напрочь рукой. Сильный, решительный и сосредоточенный, он выбирается на тропу, садится на камень и начинает самостоятельно вправлять свою руку, вставляя кость в сустав. Но самое главное – всё это время, пока длилась эта история с полётами в пропасть, с поиском упавших людей и коней, с перевязкой раненого и обдумыванием транспортировки обратно в лагерь и в населённый пункт, всё это время НИКТО из той встречной группы эйфоричных туристов НЕ ПРИШЁЛ НАМ НА ПОМОЩЬ!

Более того: с того момента, как кони начали прыгать со скалы, ту группу с тропы КАК ВЕТРОМ СДУЛО! Все смылись с места происшествия, словно их и не бывало!.. Даже аптечку не предложили… И вот это меня поразило в тот день особенно!

Что же с нами творится, люди, если в момент беды, смертельной опасности, человек тихо исчезает с места инцидента, вместо того, чтобы прийти на помощь?! Что это за люди? Какие у них были родители? Какие у них будут дети? И вспоминают ли они когда-нибудь этот эпизод из их жизни? Этот поход в горы… Этот их «романтический» поход к священной Белухе…

Обобщение: мне сложно сейчас призывать вас, люди, к братству и взаимовыручке вообще по жизни и в частности в горах. Кто я такая, чтобы заяснять вам сейчас о правильности и неправильности поведения в проверочных ситуациях? Я лишь прошу тех, кто в горах встречает конные группы – не пугайте лошадей! Это крайне опасно.

Эта история не одна в моей практике. Была история, когда я вела группу квадроциклистов, которые не пожелали остановиться, встретив всадников на конях, а промчались мимо с грохотом и пафосом бравых бруталов. Я, конечно, отматерила ребят, как лихой коневод, но было поздно, потому что один конь всё-таки поднялся на дыбы, и девочка-туристка едва усидела в седле, слава богу, не свалившись коню под копыта…

Таких историй я знаю множество. И поэтому у меня просьба: люди, ведите себя осмотрительно в походах. Уважайте встречные группы, особенно когда встречаетесь на горной тропе. Например, есть неуклонное правило для двух встречных групп: «Верхний пропускает нижнего», т. е. группа, спускающаяся вниз, должна сойти с тропы и пропустить тех, кто поднимается. Пешие пропускают конных. Не трудно? Не трудно…

Позвольте ещё несколько простых правил для тех, кто приедет к нам в горы, на Алтай, можно?

— При встречах с людьми на тропе (с местными жителями и туристами) – здоровайтесь. К сожалению редко это вижу. Обычно нахмурятся и шпарят, глядя под ноги, либо проводят таким высокомерным взглядом, что аж неприятно делается.

— Понимаю, жалко делиться на «сухом» привале запасами своей личной воды, хочется сказать что-то типа: «А ты почему не взял бутылку побольше и вообще – почему пьёшь так много?» Но когда вас припрёт, тогда вспомните следующее правило: «В горах не просят – в горах предлагают».

— Если вы уже сидите на стоянке у костра за чаем, а в это время туда выползает ещё одна группа, то людей, только что «с тропы», угощают горячим чаем, компотом, киселём, что там у вас в котле есть. Не жмитесь, предложите, они скорей всего откажутся, но им будет приятно)

— Если вы случайно нашли чью-то «заброску» (запас еды) – не трогайте её. Не вами положено – не вами будет взято.

— О мусоре: «Стоянка после нас должна быть чище, чем до нас». Тут всё понятно, думаю. Убирайте свой мусор и, по возможности, чужой.

— И самое простое правило: «Не сри на тропе!» В прямом смысле. Приспичило – отойди подальше со своей малой или большой нуждой. Большую нужду прикопайте вместе с туалетной бумагой так, чтобы и намёка на вашу «мину» не оставалось. Ну а влажные салфетки и гигиенические прокладки – непременно уносите с собой!

Очень прошу принять мой посыл, суть которого я описала выше…

Ну а ПыСы сегодня будет такой: первое — после той истории все остались живы, кроме двух коней. Один погиб на месте (разбился, долетев до реки), второго, думаю, съели при возвращении в село, потому что пол-крупа ему срезало при падении, а с такой травмой он на селе не работник…

Второе: сначала я постеснялась говорить о мистике, но сейчас всё же скажу. Помните, в посте о посещении Агафьи Лыковой я описала свой диалог с игуменом Гурием? Когда он просил меня нее искушать Бога лишний раз? Так вот я понимаю – о чём он. Мой Ангел Хранитель не раз подхватывал меня на свои сильные крылья, когда я спотыкалась по жизни в прямом и в переносном смысле. Подхватил и в этот раз. Потому что я совершенно отчётливо помню, как во время полёта в пропасть кто-то очень большой и сильный без усилий взял меня под мышки, снял с коня, вынул мои ноги из стремян, и аккуратно повесил на куст. Ей Богу, не вру.

Это я к чему? Искушая – не переусердствуйте. А если другого выхода нет, то не забудьте потом поблагодарить всех богов за счастливый исход бедового происшествия… Мы тогда вернулись в лагерь, но на следующий день, уже в меньшем составе, снова пошли к Белухе. Пешком. Потому что я точно знала – всё будет отлично. И путь, и погода, и кадры, и знакомства у Горы… А уж в любимой часовенке Михаила Архангела, что стоит у самого ледника, я знала, кому и за что молиться…

… Интересно всё же: этот какой-нибудь кто-то из той самой группы покраснел сейчас, прочтя эту историю?

Светлана КАЗИНА

На фото: та самая Кучерлинская тропа и то место. Снято на днях, сверху, с вертолёта.