ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Юлия Тимур | Покрывало невесты

Юлия Тимур
Юлия Тимур

Об авторе

Родилась в 1969 году в Москве. Окончила Московскую Медицинскую академию. Профессионально занимается живописью и рисует акварелью картины к своим рассказам и зарисовкам. Замужем за гражданином Турции. Живет с мужем и сыном в турецком городе Кемер. Постоянно действующая выставка ее картин проходит в гостинице «Club Boran Mare Beach».

Покрывало невесты

Айше ловко раскатывает тесто. А я, как завороженная, сижу рядом и смотрю на ловкие пассы ее рук: взмах вверх вместе со скалкой, внезапное скольжение вниз по всему периметру бескрайних просторов нежного, податливого теста, поверхность которого гладка, ровна, без ухабов и колдобин. И с каждым таким ловким прикосновением лепешка становится прозрачной словно первый ледок на речке, еще опасный и способный надломиться при каждом неверном движении.

– Покрывало невесты! – восхищенно произношу я. – Тонкое, нежное, скрывающее всю красоту, но выдающее прекрасные черты, скрытые от постороненного взгляда.

– Давай ты!– смеется Айше и протягивает мне скалку.

– Нет, я лучше куплю твою чудесную юфку (тонкое тесто), мне такое не сотворить.

Соседки накануне пригласили меня поучавствовать в этой священной для меня процедуре заговора теста, а по другому и не назовешь: женщины причмокивают, разговаривают с ним на понятном только им языке, цокают, взмахивают руками – колдуют.

Обещали и меня приодеть по такому случаю в принятый в деревне костюм: широкие шаровары на резинке в мелкий цветочек (здесь все модели однотипны), а уж верх – кто во что горазд, кофта на пуговицах, футболка, блузка. Основное требование: плечи должны быть прикрыты. И идет такая деревенская пава или скорее пери, неспешно раскачивая роскошными бедрами, такая же величавая грудь колышится в такт ее шагов, волнительно будоража складки блузки, голова прикрыта платком – все чинно и внушительно.

– Айше, спасибо, но мне никак нельзя.

– Почему? – изумляется она.

– А ты посмотри на меня: бедер нет, ноги длинные, бюст… ну ты сама видишь. Увидит меня муж и поймет, какую ошибку совершил.

Айше смеется искренним заразительным смехом:

– Ну да ладно, приходи, в чем хочешь!

К Айше я забегаю часто. У нее четверо девчонок: Зухра, Лейла, Фатьма и маленькая Сера. Дети, как дети, живут очень скромно. Муж Айше работает плиточником, работа то есть, то нет, родители Айше в Кумлудже – городе– теплице, как называю его я, где выращивают много– много помидоров, баклажанов и перцев. Но с родителями семья не общается. Айше – качак гелин – сбежавшая невеста, не просватанная, не выданная замуж, как положено в здешних краях. Об этом я узнала недавно. Сама Айше не любит говорить о семейных тайнах, о себе, разговор перешел в эту плоскость случайно, когда я спросила, почему не приезжает в гости мать Айше и девчонки не ездят к бабушке.

– А я бедная невеста, к тому же сбежавшая к жениху, – смотрит она на меня внимательно с усмешкой в чернущих глазах.

– Как?! – совершенно искренне удивляюсь я. – Здесь ТАК бывает?

– Еще как бывает, только некоторых невест еще и убивают, – совершенно серьезно отвечает она.

– У меня братьев нет, у мамы восемь дочерей, как и у меня, – смеется она. – Сама видишь! Некому было позор семьи смыть. Отца в то время уже не было в живых.

– Айше, неужели убивают? – удивляюсь я.

– Могут, если не договоряться. И такое бывает, бывают братья ух, какие лютые.

– Как же ты не испугалась?

– А чего бояться-то? Я как Ибрагима увидела, поняла – мой ! Он к матери моей сватов засылал, сначала сговорились, а потом к матери соседка пришла Хавва, у нее сын побогаче будет, хорошую свадьбу пообещал. Вот мать и решила Ибрагиму отказать. А я утром вещи собрала и в дом к Ибрагиму сбежала. Идут они с отцом, видят, я на пороге сижу. Так у нас и случилось.

Я сижу, затаив дыхание, и боюсь спросить что-нибудь лишнее, неловкое, что бы Айше не закрылась и не свернула разговор.

– А что же дальше?– не выдерживаю я.

– А дальше, сама видишь, живем тут одни, на отшибе, четыре дочки нажили! Вот, сейчас сына ждем.

Я невольно опустила взгляд и заметила немного округлившийся живот у Айше.

– Ты уже знаешь, что сын?– недоверчиво интересуюсь, срок-то маленький и в больницу вряд ли Айше наведывалась.

– Ибрагим сказал, что если девчонка, из больницы не заберет: всё девок рожаю! В прошлый раз на Серу даже не посмотрел, а девчонка ласковая, быстро его сердце к рукам прибрала!

– А я тут девчонкам игрушки принесла и конфет. Из Москвы гости привезли Зухра, Фатьма, идите сюда, берите угощения! А Лейла где? – я смотрю по сторонам.

– Она на работу пошла: на базаре помогает дяде торговать. Теперь у нас картошка бесплатная и помидоры, – потирает руки Айше, пытаясь избавиться от прилипшей муки.