Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Михаил Сальман | Собирал тебя по крохам…

Михаил Сальман | Собирал тебя по крохам…

Михаил Сальман
Автор Михаил Сальман

.
Любовь…

Меня слова уже за душу не берут,
Я стал богат каким-то новым зреньем,
Когда, — пускай, — все буквы перемрут, —
Не посчитаю это невезеньем.
Мне нынче важен, нет, совсем не слог,
Но музыка волшебных обертонов, —
Лишь интонаций страстный монолог, —
Но не вербальный, — монолог из стонов…

*****

Я ЗВОНОМ русских колоколен,
Привольно льющимся в простор,
Мучительно и сладко болен, —
Тут слов и чувств не перебор…

Я без НЕГО грущу, тоскую,
Готово сердце бить в набат,
Как вспомню Вологду и Шую,
И Суздаль, Павловский Посад…

Памяти Евг. Евтушенко…

Нет, нет, не сдерживай порыв, —
Не надо мысль свою стреножить,
На всю катушку, пока жив,
Ты должен сам себя умножить.
Строкою, песнею взахлёб,
Душою, — рвущейся из тела,
Чтобы сходя когда-то в гроб,
Ты знал: Земля осиротела…

*****

Умирать уйду я вовне, —
Как животное, — в лес или горы,
И с собою возьму «Каберне,
Чёрный хлеб и ещё — помидоры.

По себе я там справлю поминки,
Напоследок — попью, закушу,
И, на к солнцу идущей тропинке,
Свой последний денёк завершу…

*****

Да, я ловитель звёзд и радуг,
И волн, что пенятся, звеня,
До красоты, до чуда падок,
Природа — чудо для меня.
Рассветный луч, мурашка юркий,
Листка — изящный пируэт…
Нет, нет, поэты не придурки,
Они, как дети — в том секрет…

Написано подсознанием…

…Поколенье гематогена,
Мокрых ног и простуженных гланд…
У соседа открылась гангрена,
Про другого шептали: сектант.
Колька Лягинов — пьянь и скиталец
Снова в лёжку уснул в тупике,
И на хлебушек мазанный смалец
До сих пор на моём языке.
И ещё темнотища подвалов,
Что зачем-то (как книга) влекли…
Вот таким моё было начало
На одной шестой части земли…

*****

Иногда, иногда — вдруг приснится,
Сам не знаю зачем, — «рококо…»,
Что успел уже там я обжиться,
В той эпохе — совсем далеко,
Где мостки на цепях, кринолины,
Экипажи, подвески, шуты…
Только страх пробуждает звериный:
Там со мною другие, не ты…

*****

Тихоструйная речка печали
И скользящие в ней облака…
Сколько было веселья в начале
У крутого её бережка.
Что теперь?.. Только стебли осоки,
Да о чём-то шуршат камыши…
И грустит небосвод невысокий
Приземлённой, поникшей души…

*****

Не облако — подтаявший пломбир
В руке у полдня, полдня золотого…
Как вкусен окружающий нас Мир,
Как вкусно в мир бросаемое слово.
И как прекрасен аромат его,
Насыщенный айвою и сосною,
Когда так ощущается родство
Его извечного — со мною…

*****

Нет, не прошу я милости у бога,
Мне равно чужды поп, имам и рав,
И не они — пути мои, дорога
Среди людей, и городов, и трав.
И не в молитвах я ищу ответа,
Что часто так нам с паперти звучат,
А в беспокойной хронике поэта,
Когда от слов — глаза слезоточат…

*****

Про нас когда-то скажут: бяху,*
Что, дескать, были на земле,
Но, как и всё, что стало прахом —
Исчезли в непроглядной мгле.
И только мысль, что прошептали,
Даст не «совсем» нам умереть…

Быть может мы не зря писали
Стихов осмысленную бредь…

*Были…

*****

Как мы легко уходим в Лету,
Как в вечность канем мы легко, —
Мысль трудно мне постигнуть эту,
И так смятенье велико,
Когда подумаешь, что сгинешь
И не найдут тебя нигде, —
Лишь этот стих, как камень кинешь,
И он поскачет по воде…

*****

Собирал тебя по крохам —
Жизни простенький стишок.
Жил неровно, чаще — плохо,
Пил с людьми на посошок.
Шёл дорогами пустыми,
Там, где шум, — не проходил,
И себе, не сделав имя,
Прямо в старость угодил…

*****

Волшебное слово Верона,
Джульетта, барочный балкон,
Ромео, глядящий влюблённо,
Шекспира изящный поклон.
И страсть — до безумья, до гроба,
Болезни и бреду под стать…

Любви этой высшая проба, —
Ей нынче бы нормою стать…

Что мы такое?!.

Что мы такое?! Форменные психи,
Влюблённые во всякое фуфло,
В башке у коих — только перепихи
И женственных портняжек барахло.
А те ещё, кто сохранили разум,
Ушли куда-то, залегли на дно,
Где места нет стеклярусу и стразам,
И только тишь… Забвение одно.

*****

Да, стих негромкий мой интимен,
Да, он совсем не площадной…

Не этим делается имя,
Что ты вещаешь, как шальной,
Что ты кричишь изо всей мочи
И — оглашенно — бьёшь в набат…

Путь от души к душе короче —
Без «алиллуйя!» и «виват!»…

*****

По Вас скучает Ренессанс,
Рам золочёные багеты,
Ваганта юного романс,
Петрарки дивные сонеты.
И серенады под луной,
Сад с кипарисами, беседкой…

А Вы живёте за стеной,
И называетесь соседкой…

*****

Ты — из Татьян, ты — из Офелий,
Из «Бедных Лиз» и из Лаур,
Из тех, которых петь хотели
Гиганты всех литератур.
В тебе так много идеала,
О чём мечтается в тиши…
Ты вся — любви моей начало,
И завершаться не спеши…

Любимой…

Тебе, ну, нет альтернатив,
Когда раскину я умишком,
Ты главный мой императив
И, даже более, чем слишком.
Тебе замены, ну, нема, —
Коль на простом, на русском чистом…
Я б написал тебе тома,
Да знаю, — веры нет речистым…

Русскому поэту…

Нет лучше русского поэта,
Когда поёт он о Руси…

Одна седьмая доля света, —
А не какой-то Сан-Суси!

Тут и просторы запредельны,
И нет мерил её красе…

Его так чувства неподдельны, —
Как осень в Средней полосе…

Кабаре…

Полумрак и шансонетка,
Дух Вертинского, Пьеро,
На столе мимозы ветка,
Лёд, «Шампанское». Перо…
На салфеточке узорной
Буквы быстрого стиха
В стиле лёгонького порно
С ароматами греха…

Осень

Листья клёна, как ладони —
И печальны и тонкИ.
В золотой осенней сони
Звонко падают шлепки.
Сонмом падают — пощёчин,
Земь холодную коря…

И лежат повдоль обочин,
На щеках её горя…

*****

Но где же, где — России кроме,
Мне душу снова обрести,
Уснуть без задних на соломе
После нелёгкого пути?..
Где мне вздохнуть так кислородом,
Чтоб вены чуть не разорвать?
А после выйти в огороды
И землю тихо целовать…