ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Михаил Юпп | Читая и перечитывая

Третий английский цикл стихотворений

Михаил Юпп
Михаил Юпп

Перечитывая Фрэнсиса Бэкона «Новая Атлантида»

Мрачных скал прибрежные граниты
Скрыли славный Бэкона сюжет.
Где концовка «Новой Атлантиды»?
Нет её на этом свете, нет.
В свете том, что космосом зовётся,
На планете отдалённой от Земли;
Несомненно кто-нибудь найдётся,
Кто встречал атлантов корабли.

В дивном мире добрых отношений
Людям «Новой Атлантиды» повезло,
Превзойти порочность преступлений
И совсем забыть земное зло.
С ними так же пожелали чужестранцы
Вместе в дальний космос улететь,
Что вселенским духом обновляться,
Чтобы хрупким телом не стареть.

А Земли непредсказуемые силы
Скрыли мощный Атлантиды материк,
И в утопию – реальность превратили
Троглодиты не читающие книг.
В дальнем мире «Новой Атлантиды»,
Между трёх немеркнущих светил;
Труд свой вдохновенно завершил.

Читая роман Клары Рив «Старый английский барон»

…прожить долгую жизнь означает лишь пережить всех своих друзей!
Клара Рив

Естественно: не далговечно зло,
Когда закономерна справедливость.
Меня за чтением, скажи на милость,
К прародине далёкой унесло.
Определённо: фантастический порыв
По воле скрытого в сознанье камертона,
За текстом «Старого английского барона» –
Увлёк в забытую стихию Клары Рив.

А там подлог, убийство и злодейство
Старались справедливость устранить,
Чтоб подлыми делами расчленить
Добропорядочность баронского семейства.
Святая правда – кривду превзошла
Лихих сверхфантастических явлений,
Когда путём законных обвинений –
Раскрыла с честью ухищренья зла.

Восстановив права на много лет,
Любовь в семье барона воцарилась;
И жизнь всех персон преобразилась,
Даруя каждому духовный свет.
Но было грустно расставаться мне
С любимыми героями в романе.
О, призрачные грёзы узнаваний –
Прародины явившейся во сне!..

Перечитывая сочинения Лоренса Стерна

Месть пустит из отравленного угла позорящий тебя слух, которого не опровергнут ни чистота сердца, ни самое безупречное поведение.
Лоренс Стерн

Они уходят, как и не были,
А сколько было суеты;
Занудливых забот о прибыли
На скользком оне пустоты.
Они уходят в пыль дорожную,
В забытую сегодня месть;
В отраву чересчур безбожную
С названием коротким – лесть.

Вот эти очаги зловония
Ещё хранит повсюду мгла.
Однако госпожа Ирония
Их гнусный метод пресекла.
Давно известно вам бездельники,
Что коротка судьба у лжи.
Ну так спешите совеременники
Продать собрата за гроши.

Иронизируй все банальности
В клоаке ежедневных скверн,
Но не впадай, дружище, в крайности –
Рекомендует Лоренс Стерн.
Суть истинного положения
Определит грядыщий век,
Ведь ты живёшь одно мгновение
Многострадальный человек!..

Читая роман Вальтера Скотта «Обручённая»

Срезает жизнь за слоем слой
Сплошных земных забот
Но увлекает за собой –
Романтик Вальтер Скотт.
В правдивой прозе и стихах
Его шотландский стиль,
О достославных временах
Сквозь мглу заговорил.

Срезает жизнь во мгле времён
Слой волшебных строк.
С тяжёлым сердцем там барон
Шёл с войском на Восток.
А в замке-крепости Она
Святой храня обет,
Со стариком обручена
Во цвете юных лет.

Срезает жизнь пласты страниц,
Где мудро Вальтер Скотт;
К перестановке главных лиц
Читателя ведёт.
Там с Югым Рыцарем Её
Соединил барон –
Венчая счастьем бытиё
Прославленных времён.

Перечитывая «Кентеберрийские рассказы» Джеффри Чосера

Но есть иная жизнь в ином пределе…
Джеффри Чосер
(Пер. О. Румера)

Дела и мысли ныне оскудели
И океан духовный обмелел.
Но есть иная жизнь в ином пределе! –
Мечтательные ангелы пропели,
Их песнь Джеффри Чосер  запечатлел.

Сквозь тьму тысячелетних наслоений
Стихи в иные языки вошли.
На фоне исторических мгновений,
Они средь человеческих сомнений –
Всемирным христианством расцвели.

И Джеффри Чосер, мудрость воспевая,
В староанглийским мире христиан,
С открытым сердцем и не уставая,
Воспел духовное начало Рая
В земном объединении мирян.

Однако искуситель и доселе,
Распространяя тёмных дел обман,
Готов отвлечь Создателя от цели.
Но есть иная жизнь в ином пределе –
Не обмелел духовный океан!..

Читая стихотворения Джона Китса

Напевы слушать сладко; а мечтать
О них милей…
Джон Китс
(Пер. Василия Комаровского)

Сквозь мир создать средь красоты,
В котором всё внутри взаимно;
Воздушно, ярко и призывно,
Как эти первые цветы –
Украсившие мир земной,
Обворожительной душой.

Обворожительной душой
Пленяющие взгляд поэта.
О, сердце! Чем же ты согрето?
Чьей обладая читотой –
Вселенский ощущаешь свет
На протяженьи многих лет?

На протяженьи многих лет?
Стихов звучанье лечит души.
Поэт, ты этим звукам служишь,
Когда чарующих сонет –
Спешишь создать средь тишины
Во имя вечной красоты.

Во имя вечной красоты
И романтических мгновений,
Гирляндами стихотворений
Украсил ты полёт мечты –
Восторженно поющих птиц.
О, несравненный гений Китс!

Перечитывая «Письма к сыну» графа Честерфилда

Подлинная дружба созревает медленно и расцветает только там,
где люди действительно доказали её друг другу.
Граф Честерфилд

Продположительно слагается судьба
Из дней учёбы, быта и досуга,
Где столкновений внутренних борьба
Выискивает подлинного друга.
Но к сожаленью попадаются в пути
Лишь переплёты массовых изданий,
Их лицемерие при недостатке знаний,
Желает истину познаний превзойти.

Чтоб, между прочим, ловко подкусить,
Или, злословя за глаза, унизить;
Глобальные предвиденья затмить,
И целеустремлённость обессилить.
Предположительную книгу достижений
Скрывают разноцветный переплёт.
Однако тот, кто истину поймёт,
Тот и оценит подвиг озарений.

Ведь степень поведения в быту
Таит ярлык общественного круга;
А чтоб завистливую отвести беду,
Нужна поддержка преданного друга.
Аттическая соль особый привкус
Предположительно несёт под облака,
Где аристократичных мнений искус,
Граф Честерфилд оставил на века.

Михаил Юпп
2017
Филадельфия

От редакции.

К 80-летию со дня рождения Михаила Евсевиевича Юппа

5 июля отмечает свой юбилей известный санкт-петербургский, а впоследствии филадельфийский поэт Михаил Юпп.

Жизнь и творчество М.Юппа неразрывно связаны с русской культурой и городом его блокадного детства и послевоенной юности. Именно в Петербурге (тогда Ленинграде) началась его поэтическая биография – сначала поэта андеграунда, самого, наверно, яркого и полного надежд и открытий периода. Потом, в 1980-м, был отъезд, сначала в Вену и, наконец, за океан в Филадельфию, где он, обосновавшись, живет и поныне. За без малого 60-летний творческий путь сформировалась его поэтическая индивидуальность, возник узнаваемый по первым же строкам фирменный стиль. У него, признанного мастера, автора 15 сборников стихов, двух книг по библиографии Поэзии Русского Зарубежья, а также сотен публикаций в периодике разных стран, есть свои верные читатели и поклонники. Он лауреат и кавалер многих наград.

Однажды М.Юппом были написаны такие строки:

Я очень скоро верить разучусь
В любое на планете государство.
Уйду и очевидно не вернусь,
Освободив условное пространство.

Есть однако, надежда, что поэтическое пространство Михаила Юппа еще долгие годы будет пополнятся новыми интересными стихами, эссе и исследованиями, так как энергии и творческого огня поэту по-прежнему не занимать. И это пространство так и останется незаемным.