Главная / ЭКСПЕРИМЕНТ / Виктор Власов. Боль – удовольствие и никогда не надоест

Виктор Власов. Боль – удовольствие и никогда не надоест

BDSM_collar_back

Суицид – последняя форма и так сказать инстанция мазохизма, при которой человек в последний раз испытывает боль. Я говорю о настоящих случаях суицида, после них перестаёшь чувствовать и жить вообще. Состоявшийся «суицидент» – ужасное действие и во многом неясное для здорового и адекватного человека или уже опытного психолога. Стоит сказать, что причины суицида до сих пор толком не раскрыты или слабо установлены даже экспертам в этих областях. О страшно грешном самосуде  (самоубийстве как таковом) нормальные люди говорить стараются немного, а зря – лучше предупредить действие, чем постоянно жалеть…

Что предшествует возникновению суицида, если не брать во внимание стандартные ситуации – конфликты в школе, на улице или дома? Склонность к мазохизму, к садизму над самим собой. Я и не думал, признаюсь, поднимать эту неприятную тему, но я – учитель, и посвящён в дела «суицидентов». Посещая платные семинары по профилактике суицида, можно наслушаться столько нового про школьников, страдающих психическими заболеваниями или просто одиночными сдвигами, что ненароком начинаешь говорить об этом с коллегами и думать.

Один знакомый интернет-пользователь и врач-педиатр по профессии, оставляющий комментарии в социальных сетях, говорит, что мазохизм в чистом виде (если это не «идиотизм», конечно, тоже в чистом виде) – это психическое заболевание. Болевые ощущения от рецепторов неправильно обрабатываются мозгом, то есть вместо «встряски» общего самочувствия, возбуждается центр удовольствия, вырабатывая серотонин, в народе называемый «гормон удовольствия». Многие из таких людей из-за сравнительной технической простоты получения этакого кайфа, становятся серотониновыми наркоманами и нуждаются в лечении. Но это как посмотреть на данную проблему, какой повернуть ракурс. Не все серотонино-зависимые в итоге покончат жизнь с самоубийством. К тому же доказано многими профессорами, когда боль превышает порог самозащиты организма человек способен испытать удовольствие. Приведу факт: когда человек вешается, то в смертельной агонии он испытывает сексуальный оргазм!

Я читал художественные рассказы о средних веках у Вальтера Скотта, в них ярко описываются моменты, когда женщины беременеют, собирая семя со своих повешенных мужчин… ужас, конечно, но это возможно.

Знаменитый Зигмунд Фрейд отметил инфантильный компонент у страждущих регулярной боли – мазохисты хотят, чтобы к ним относились как к беспомощным капризным детям, и в своих фантазиях оказываются обманутыми, связанными, избитыми, испачканными, униженными, понуждаемыми к покорности. Присоединение к этой форме чувства вины переводит её в более серьёзную форму мазохизма. Если физический мазохизм – это одно, а моральный – совсем другое. Он включает основанную на чувстве вины бессознательную потребность в наказании, способствующую формированию невротической симптоматики, либо бессознательно и собственноручно спровоцированному страданию от несчастных случаев, финансовых потерь, плохих отношений, неудач или позора. При этой форме теряется видимая связь с сексуальным объектом, однако Фрейд утверждал, что место садистского объекта здесь занимает собственный психический ресурс «Сверх-Я», и быть наказанным – это почти эквивалент быть избитым отцом и страшим товарищем, а значит, отражает желание пассивных женских сексуальных отношений с ним.

Моральный мазохизм приводит к серьёзному сопротивлению личности к факторам взаимоотношений людей разных возрастов и полов, поскольку нежелание пациента отказываться от невротического страдания может привести к негативной терапевтической реакции. Моральный мазохизм – первичное свойство мазохистского характера или поведенческого мазохизма, хотя к последнему обычно относят также депрессивные настроения и склонность жаловаться на своё положение жертвы судьбы и недоброжелателей.

Клинический опыт показывает, что этот психологический парадокс возможен при выполнении одного или нескольких из следующих условий:

– Страдание становится предпосылкой сексуального наслаждения, если в процессе некоего опыта твёрдо устанавливается связь сексуального наслаждения с болью. Страдание не представляет собой цель, но изыскивается повторно как необходимая плата за исключение чувства вины.

– Мазохистские действия осуществляются по механизму «жертвования». Жертва приносится заранее, чтобы умиротворить богов и вынудить их довольствоваться малой платой. В наши дни жертва приносится во благо выдуманных обстоятельств или человеку, способному помочь воплотить задуманное. Действия этого типа являются «меньшим злом», если читать Фрейда, конечно. Символами унижения обычно служат люди и различные инструменты физического и психологического воздействия.

– Любая тревога преодолевается игровым предвосхищением события, представляющегося опасным. Функция любых «игр» состоит в активном предвосхищении того, что может оказаться разрушительным, если произойдёт неожиданно; в «играх» эго детерминирует время и меру происходящего. Аналогично тому, как некоторые садисты мучают других в целях отрицания представления, что сами могли бы подвернуться мучениям, мазохисты мучают и себя (или подготавливают свои мучения собственными планами и директивами), чтобы исключить возможность подвергнуться мучениям в неожиданной манере и степени.

– Подчеркивание собственной беспомощности и ничтожности подразумевает призыв к милосердию, обращённый к агрессору или защитнику. Мазохизм такого рода свойственен крайне зависимым людям.

Объяснение различных тезисов и причин можно найти и в интернете, любой психолог, сталкивающийся с подобными случаями, начнёт пояснять именно с основной концепции, которую так пёстро и увлекательно расписал знаменитый Фрейд.

О мазохизме или садизме (активном или пассивном) и его возможных суицидальных последствиях лучше расскажут в клубах, в них практикуют «лечение», как говорится, настоящие доктора этого жанра.

В городе на слиянии Иртыша и Оми, в моём родном, конечно, я встречаюсь с двумя девушками. Одна – моложе меня, а вторая – намного старше. Обе – практикуют физическое и моральное унижение личности. За деньги или бесплатно, если понравится человек и захочется его немедленно использовать… Омский клуб БДСМ получает название простое, но резкое – «Страсть». Причём информации в интернете о нём нет – слишком он небольшой и почти некому вести о нём блог или своеобразный отчёт.

Прежде чем попасть в клуб и воспользоваться этакими людскими благами, придётся проходить «дресс-код». Первоначально это общение с хозяйками или хозяином – лицом к лицу на нейтральной территории. Лично я общался с хозяйкой (лет на десять старше меня) в Торговом центре в кафе «Сытная площадь», угостил сытным обедом.

Солидная леди, понимающая толк в общении, отвечает на вопросы охотно, но просит не афишировать официальные данные – всё-таки клуб имеет некоторые таинства, что делают его более привлекательным и загадочным.

– Суицидник, по крайне мере, попытавшийся покончить жизнь – больной человек, которого стоит лечить. Наши суицидники превратились в зависимых от боли людей. Лучше они будет мучиться у нас и получать удовольствием, чем покончат жизнь самоубийством. Мы собираем взносы и контролируем интерес.

Омский клуб «Страсть», к сожалению или к счастью, постоянного и оборудованного помещения не имеет. Ребята собираются на квартире или на другой возможной территории под крышей, совещаются. Делятся творчеством – многие из них художники, писатели, коллекционеры, кинологи.

– У нас нет секса, мы не публичный дом. Оргий не устраиваем, – я думаю, что леди-хозяйка лукавит специально. Насчёт оргий – это вредно и противно, как существование и содержание публичного дома, а вот насчёт секса – я не верю, хоть убейте, граждане. Есть у вас «сека-с», вруны!

– Чем лечите от суицида? – спрашиваю.

– Суицид – это неприемлемое слово вообще. Соглашусь, что суицид граничит с мазохизмом и садизмом, но члены нашего клуба и просто друзья – люди интересные, даже интеллектуальные. Я – обычно верхняя. Мои клиенты – начальники, люди с высоким статусом. Но я общаюсь со всеми желающими поучаствовать в развитии, собственном отдельно или в клубном, товарищеском. Я советую людям или наоборот – отговариваю. Для меня достаточно посмотреть на человека и поговорить с ним, чтобы понять, какой от него толк. Люди обращаются за болью, не сильной, естественно, но и не слабой. Она им не надоест. Вода или еда человеку не надоедает, а боль и удовольствие?..

– Женатики есть? – уточняю.

– Есть, конечно, – охотно соглашается. – Холостых мало, кстати, но есть. Женатиков с той или другой стороны – достаточно. Женатики, заметьте, не суицидники. Я, честно говоря, не пойму, почему Фрейд спаивает суицид и мазохизм в одно. Это две стихии, они – очень разные, по-моему, не по-зигмундски. Посмотрите документальные видео в интернете, не порнушные, конечно. БДСМ – культура старинная, даже древняя. Возьмите искусство связывания «Шибари». Японские императоры и другие высокопоставленные особы принимали в дань рабынь, связанными, красиво поданными к столу, пахнущими духами или же наоборот – измотанными и страшными. Историй могу рассказать много, но времени маловато. Включайте диктофон, но сначала оплатите время…

– То есть мне не хотите покаяться-поплакаться?

– Я – госпожа, сынок, для тебя. Журналистов, по правде сказать, не люблю, они много выдумывают.

– Лады, прошу прощения, – примирительно поднимаю руки. Бывает и такое, действительно.

Омский клуб БДСМ живёт в тени, словно ниндзя. На своё тайное «додзё» приглашает лишь избранных. Профессионалок или профессионала можно заказать по ценам не очень большим по местным меркам, но такое развлечение, признаться, не по зарплате учителя, даже работающего на две ставки. Госпожа оставляет обыкновенную визитку, на которой описаны услуги массажа и консультация по диетическому питанию.

«Страсть» так и остаётся для меня непознанным плодом, а вот мазохизм, перерастающих в суицид – это реальность. В следующем труде расскажу о том, как в екатеринбургском и питерском клубе изгоняют «суицидальное» поведение, прививая подчинение и «такт». Да, эти два клуба не сравнятся с омским обществом – у них есть помещения, и число участников превышают тысячу. Среди них есть подростки, пытавшиеся покончить жизнь самоубийством. Об этом и многом другом с примерами и отзывами, комментариями – будет сказано в следующем материале. Подождите, дорогие читатели.

Виктор Власов

Читайте

Здесь допущена небольшая ошибка…

Ляпсусы. В газете «Реклама» (№22) в статье «Особый дар» В.Вестер ошибочно называет историка Павла Милюкова (одного из организаторов партии кадетов и министра иностранных дел Временного правительства) Петром.