Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Вера Левинская | В контексте жизненной поэмы…

Вера Левинская | В контексте жизненной поэмы…

Избранное
Из поэтического сборника «ПОД СОФИТОМ СОЛНЦА»

Вера Левинская
Вера Левинская

***
Зима затеяла рядиться
В алмазно-льдистый свой убор,
И вот глядит не наглядится
В зеркальное стекло озёр
У шали снежной – белой, чистой –
Каймой зубчатой – сизый лес,
И солнце – брошкою лучистой
На синем платьице небес.

***
Узор морозный розов
На утреннем окне.
А с улицы, с берёзы
Доносится ко мне
Чириканье. Там стайка
Голодных воробьёв
Уж верещит: «Хозяйка,
Что завтрак наш, готов?»
Ворчу: «Избаловала!»
Но всё-таки встаю,
Бреду на кухню вяло,
Корм с полки достаю
И – на балкон. Морозно!
Потуже шаль стяну,
Вдохну холодный воздух
И, наконец, проснусь.
Пока я насыпаю
В кормушку им пшено,
Птах-вертолётов стая
Трепещет надо мной.
А с ближнего балкона
Соседский серый кот
Глядит заворожённо:
«Не схватишь, далеко!»
И вот уже у миски
Вовсю кипит галдёж
Со ссорами и писком…
А день-то как хорош!

***
Зимний ветер груб – рвёт дыханье с губ
И сечёт лицо ледяной крупой.
Он трясёт фонарь, и пугливый свет
Не уходит в ночь, рядом мается.

И под всплесками света тусклого
Смерчи белые круговерть ведут,
Словно с кладбища привидения
Заплетают свой танец гибельный.

А метельные флейты злобные
То тоской звучат, то угрозою:
– Берегись, прохожий нечаянный,
На погибель ты в хоровод попал!

Реют саваны, развеваются.
Заслоняют путь, нагоняют жуть,
А за пазуху стынь-рука ползёт,
Пробирается, к сердцу тянется.

И по телу – знобь, и по сердцу – дрожь,
И мерещится, что земля пуста;
Позови – никто не откликнется,
И утонет зов в этой мёртвой тьме.

А уж призраки рвут одежду с плеч,
Веют стужею их объятия,
Но опомнишься: Наваждение! –
И зловещий круг разрывается.

На крыльцо – бегом! И захлопнув дверь,
К ней прислонишься с облегчением.
И вдохнув тепло, осознаешь вновь,
Что за счастье – кров средь зимы иметь.

И душа полна благодарности.
– Помоги, Господь, бедным путникам
И бездомным тем, кому Стужа-Смерть
Ледяной иглой снежный саван шьёт.
Сохрани, Господь, и спаси!..

***
Сегодня я с утра ушла в весну
Ловить цветенье вишен объективом.
Пронизано языческим мотивом,
Пульсировало тело. И волну
Дурмана ноздри втягивали жадно,
Ловила кожа нежное тепло
Лучей. И в каждой клеточке текло,
Росло и набухало всё. Прохладным
И влажным ветер был. И где-то прель.
Отживших листьев смешивалась с дымом.
И птичьей музыкой непобедимой
Звенела синева. Уже апрель
Сходил на нет…

***
Ни ветерка. Чуть слышен
Церковный благовест.
Стоят невесты-вишни
Под зеркалом небес.
И в тонких ручках веток
Подарок от весны:
Венчальные букеты
Крахмальной белизны.
А в небе отраженьем
Их юбок и венков
Застыли без движенья
Охапки облаков.
Ах, вишни кружевные
Под маревом фаты –
Oбразы живые
Девичьей чистоты.

***
Весной душистой, утреннею ранью
Представиться мне хочется цветам.
Не то, чтобы во мне пропал ботаник,
Но хочется их знать по именам,
Благодаря
…. за радость, что дарят.

***
Сирень заполонила город.
Её душистые войска
Перед жарой отступят скоро,
Но победительны пока.
Влюблённости и озаренья
Пленённым заменяют сны,
Рука прощальная весны.
Нам машет веткою сирени.

***
Теплынь, покой и разноцветье.
Паду в июльскую траву
И вправлю неба синеву
В её зелёное оплетье.
А синь полна стрижей. Их лёт
Причудлив, воздух полон трелей.
В траве гудят басами шмели,
И контрапунктом им ведёт
Кузнечик свой пунктир. А с тропки
Я слышу смех и топот ног.
Траву раздвинув, пуделёк
В плечо мне ткнулся носом робко
И вновь исчез. – Лети домой,
На небо, божия коровка!..
Как кашки белые головки
Пахнули сладкою волной!
Полдневный зной, истома, лень.
С куста потерянная лента
Свисает. Dolce far niente* –
Сон в летний день.

* Сладостный досуг (итал.)

****
Было жарко и жёлтой глиной
Среди ржи ржавела дорога.
Небо стригли стрижи. Из лужи
Воду пил жеребёнок рыжий
И, губами сжимая воду,
В ней ловил отраженье солнца.
Но услышав ржание кобылы,
Он взбрыкнул, и комья жуками
Полетели  в стороны. Живо
Поскакал и нежно прижался
К боку матери. И с жужжаньем
Отлетели жирные мухи.
Он нащупал живое вымя
И зачмокал, маленький рыжик.

***
Месяц, тонкий и прозрачный,
Схвачен лапой липы мрачной.
Небо вспарывает стриж,
Синь густеет небосвода,
Вновь в окно пахнуло мёдом,
Ночь приводит дрёму-тишь.
Прочерк шин. В беседке старой
Женский смех, аккорд гитары –
Там кокетство и игра.
Вот уже зажглись окошки,
На прогулку вышли кошки,
И с балкона: «Та-ань, пора!..»

***
Вдалеке от пыльных улиц
И от лиц людских тревожных
Я сойду октябрьским утром
На случайном полустанке.

В белом мареве тумана
Я пройду тропинкой росной
Мимо пашни, мимо луга,
Обогну болотце краем.

В тишине (уж птиц не слышно)
Радостно вступлю под кроны
Принаряженного леса,
Красоту его вбирая.

И расступятся деревья,
И пойду, куда придётся,
Набреду в лесу на строчки,
Как на россыпи лисичек.

И сложу слова я в строфы,
Как в лукошко из берёсты,
И возьму с собой. Пусть в доме
Веют запахи грибные,

Пахнет хвоей и тропинкой,
Что пружинит под ногою,
Свежим утренним туманом,
Табаком опавших листьев.

Вспомнит тело, как в движенье,
Оживая, сон стряхнуло,
Как пучки лучей сквозь сосны
Ласкою щеки коснулись,

Как дыханье стало острым,
Ощутимым наслажденьем,
И забилось сердце счастьем:
«Я живу, живу!»
………………………. Поеду!

***
Творят легко, беспечно дети.
Им интересно всё на свете!
Выводит контур карандаш,
На белом. А теперь гуашь
Картинку ярко запестрила.
– Нет, здесь иначе надо было,
Придётся поменять цвета…
Опять не то, опять не так! –
И, смятая рукою сына,
Его мазня летит в корзину,
А на столе уж, бел и чист,
Лёг для рисунка новый лист.
Ведь верно?
Так вот и природа:
Как всё бело в начале года
Как чисто, холодно! Но вот
Весной природа оживёт
И размалюет всё зелёным
И голубым. А для влюблённых
Раскинет горсточку цветов –
И вот её пейзаж готов.
Потом, разнеженная летом,
Луга раскрасит разноцветом,
Добавит золота полям
И брызнет солнцем здесь и там.
А позже, к осени поближе,
Она полюбит ярко-рыжий,
Бордо – покроет ими лес
И затемнит лазурь небес.
Потом от пестроты устанет
И исправлять картинку станет
Дождём и  умброй так и сяк.
И всё испортит. Этот брак
Она рукой смахнёт небрежно
И зимним днём метелью снежной
Опять всё выбелит.
Итог
Найдёшь в начале этих строк.

***
В контексте жизненной поэмы
Мы – только разные слова.
У жизни есть идеи, темы,
Мы – часть от сущности едва.

Да впрямь ли мы – «венец творенья»?
Уж так ли человек велик?
Лиши нас воздуха на миг –
И всё: конец стихотворенью!

БЕЗ ИЛЛЮЗИЙ

МОЕЙ ИРОНИИ    

Ирония, мой друг!
Была ты мне не лишней –
Нужнее всех подруг,
Полезнее наук,
Спасительней пилюль,
Что доктора пропишут.

Когда казалось мне,
Я всех на милю «круче» –
Хихикал мне в висок
Твой тихий голосок:
«Ну, значит мы – в цене?
И как там носу – в тучах?»

Когда пыталась жить
Не смыслом, а правами,
Рвалась, как дон Кихот.
На мельницы: «Вперёд!» –
Ты – мне: «Не отопить
Вселенную дровами!»

Когда любви туман
Рассеивался быстро,
Ты говорила: «Вот
Нежданный поворот!
Теперь пиши роман:
«Любовь и жизнь артиста».

Интригой подлеца
И хамством идиотки
Учила пренебречь
И, заостряя речь,
Мне в голосе сберечь
Насмешливые нотки.

А шла грозой беда,
И мнилось при оглядке,
Что жизнь, как крестный ход,
Ты: «Смелется, пройдёт!
И в жизни иногда –
Бывают «опечатки».

Ирония моя,
Души моей отвага!
Живи, играй в крови,
На дерзости зови,
Не подводи меня,
Мне, мушкетёру – шпага!

КОМФОРТАБЕЛЬНЫЙ АД

Ад, поверьте, устроен с комфортом:
Ни геенны, ни пыток. Зачем?
Души смертных бесплотны. И чёрту
Истязать их не нужно совсем

Ад вообще не потом. Он сегодня.
Все грешны, нет святых на земле.
Но в жестокости злей и свободней
Те, чья совесть плутает во мгле.

И зачем человечеству черти?
Предавая, вредя, клевеща.
Истязают друг друга до смерти.
Разве выдержит это душа?

Тащит злобу, как бремя, тело,
А душа в нём изнемогла.
Ей, быть может, взлететь хотелось,
Только крыльев не сберегла.

Свет утратив, бесчестьем стёртый,
Тенью сходит на нет она.
И какому, простите, чёрту
И на кой она чёрт нужна?

Ну а души, что сохранили,
Чистоту и честь – наперёд
Здесь грехи свои искупили.
Ну и где он, тот рай?
Он ждёт?..

***
Оглянулась.
Дорогою жизнь легла
Позади. И на ней маячат
Силуэты тех,
…….. кто что-нибудь значил
Для меня,
С кем я
……..  встречалась и шла,
Кто ушёл
……..  или
……..…….. отстал.

Пригляделась
Памятью сердца и глаз
К располосью теней и света.
Пятна света – успех
……………… и счастье, и лето,
А в тенях –
Зима,
………. безрадостный час,
Сон любви,
………. что явью
………………. не стал.

Усмехнулась:
А я у солнца – в любви!
Разве жизнь мне не улыбалась?
Разве мало людей
……….. хороших попалось?
И дразня,
Шампань
……….. играет в крови,
Свет в душе
……….. жив,
………………. не увял!

Содрогнулась:
А много было теней!
Неудачи, срывы, усталость,
Чья-то злобная зависть –
……….. тоже досталась.
Путь темнят!
Обида –
……….. всего темней! –
На того,
……….. кто
……………… предавал.

Отвернулась,
Щекою ловлю тепло.
Впереди не ложитесь, тени!
Пусть дорогой лучи,
……….. играя в сплетеньях,
Поманят.
Что было –
……….. быльём поросло…
Впереди
……….. закат
……………… засиял.

СЕКУНДЫ

*
Вскачь несётся жизнь-скакун.
Стук копыт – отсчёт секунд.
*
Человек я непритворный,
И поэт я не придворный.
*
Как грустно повторяется всегда:
Из «нынче» мы уходим в «никогда».
*
Когда твой путь пересечёт судьба,
Сдавайся сразу. Тщетна вся борьба.
*
Себе не доверяя в простоте,
Как часто люди верят клевете!
*
Развеять можно клеветы туман.
Но как разоблачить самообман?
*
Отразились в луже небеса…
Знаешь: нет там глуби. Но – краса!..
*
Друг-другу звёзды шлют свои лучи,
Но их пути разводят их в ночи.
*
Нервы – стервы! Сон бежит.
За окном фонарь дрожит…
*
Не молоком и мёдом жизнь течёт,
И радости порой – наперечёт.
*
На сердце нет морщин, но шрамы есть –
От ран былых, когда кровила честь.
*
Зеркало мне прибавляет морщин. –
Женщины стали любезней мужчин.
*
Разбить бы зеркало пора,
Чтоб не дерзило мне с утра!
*
На детях гениев природа отдыхает.
На поколения ей духу не хватает.
*
Не люблю духоты, не люблю суеты,
Не люблю, когда сразу – на “ты”.
*
Кто может честь твою отнять?
Никто. Но бойся потерять!
*
Всю жизнь томлюсь я жаждой совершенства,
И в проблесках его – моё блаженство.
*
И кто это сказал: «Надежда лжива»?
Неправда, ей и верою мы живы!

ПОЭТУ

***
Вслушайся: стихо-творенье…
Чудо жизни отлови
И останови мгновенье
Отражением любви
В зеркале строки.

***
Поэт, живи, как хочешь
Пируй иль голодай,
Храни лишь вдохновенье,
А рукопись продай.

Поэт, пиши, как можешь
От сердца и ума.
И душу не опошлят
Сума или тюрьма.

Поэт, твори, как должен.
История соврёт,
Толпа тебя отвергнет,
Забудет и народ,

Но есть ещё на свете
Хранители души.
Твой стих им путь осветит,
Для них, поэт, пиши.

***
Дул ноябрьский лютый ветер,
Первый снег с дождём мешал.
Появилась на рассвете
Просветлённая душа.
Ей случилось зародиться
Там, где ангелы поют,
Но, услышав зов, спуститься
В жизнь, ноябрь и неуют.

Шла дрожа, дыша в ладошки.
Крылья прижимала мгла,
Но манил огонь в окошке,
Плач ребёнка звал. Вошла
И приникла, и проникла.
«Ты и я, дитя, – одно.
Не тоскуй!» Дитя притихло.
Утро глянуло в окно…

Дальше – жизнь. Даренье света,
Излучение тепла
И призвание поэта.
Нежны бабочки крыла,
Уязвимы. Даже страшно
За неё. Но ведь летит
К солнышку душа отважно!
Бог храни её в пути!

***
Когда поэт рифмует: «Я люблю»,
«Мечтаю», «ненавижу», «я страдаю» –
Не верьте же буквально! Он блуждает
В фантазиях. И выдумку свою
Он в образах словами выражает.

Поэту тесно жить в его судьбе,
Как тесно малышу за партой в школе.
Единственное «я» ему – неволя.
Он сотни судеб выдумал себе
И пережил как собственную долю.

Преобразит банальных лиц черты
И прозу дней его воображенье.
И магия живого вдохновенья
Напишет «гений чистой красоты»
И врежет в память «чудное мгновенье».

Бесчисленны его души миры.
Там были-небыли узор плетётся,
Там стонет ад и рая песня льётся –
В театре нескончаемой игры,
Что издавна поэзией зовётся.

***
Звон серебра столетней давности
Звучит в сегодняшних стихах.
Он ностальгичен. Хаос данностью
Себя являет на холстах,
И Шёнберг нервной какофонией
Шлёт эхо страха до сих пор.
А жизнь покинула гармония…
Прошу, верните До-мажор!

***
Лишь музыке дано оттенки чувства
Нам передать. В Элладе был поэт
С ему послушной лирой неразлучен,
Мы лирикой обязаны певцам.
Но в наши дни мы верим только слову,
Что точно выражает цели дня
И ставит нам задачи. Время чувства
Сердечного ушло. Ему вослед
Мелодия ушла. Довлеет ритм
Однообразный, словно стук машины
Иль грубого соитья, где любовь –
Понятье неуместное.
Как жаль!

***
Подвластен слову смысл, но чувство – нет.
Слова – лишь слабый отзвук чувства, эхо,
Лишь тень живого тела на стене,
Того, что дышит, движется, болит.

Но кто-то всё ж пытается в словах
Поведать миру то, что душу полнит.
И если не услышат речь его,
Он обвинит себя в косноязычье.

Он будет верить в слово, как в дитя;
Его взрастит,  лелея,  развивая,
И  веря, что проникнется оно
Его умом и  сокровенным чувством.

Мечтатель проведёт свой век в борьбе
Со слабым словом, веря, что насытит
Его он жизнью, силой и теплом,
И музыкой любви, и ритмом страсти.

Так на земле рождается поэт.