Главная / СОРТИРОВКА: Сергей Жуковский

СОРТИРОВКА: Сергей Жуковский

Сергей Жуковский | И начинается вечность…

Никогда не знаешь – где тебя настигнет счастье: в маленькой деревушке, примостившейся у альпийского склона, по которому – когда солнце стремительно открывают и закрывают несущиеся тучки – бегут одна за другой вверх пушистые изумрудные ёлочки;

Далее »

Сергей Жуковский | Картошка!

Для вас, мультитачных отроков и отроковниц XXI века, это слово означает не очень многое. Например: пюре, зразы, драники, «в мундире», жареная с лучком или банально сваренная. Для нас же, задорных сентябрьских студентов первых курсов конца 80-х годов века ХХ – целую жизнь: месяц тошнотворных, ни свет, ни заря, пробуждений в какой-нибудь местной деревянной хате, весёлой, с лёгкими, озорными матюжками, погрузки в УРАЛы и выдвижений по ухабистым местным деревенским автобанам на поля…

Далее »

Сергей Жуковский | Как меня убивали в Великую Отечественную войну

Сразу скажу: раз двадцать или тридцать. Точно уже и не помню. Но вот один день, который, казалось, тянулся несколько суток, запомнился навсегда. Декабрь 1989-го. Стужа – под 30 вдруг сменилась почти весенней оттепелью, градуса 2-3, кажется, и мы тихим караванчиком ранним зимним утречком выдвинулись на Великую Отечественную войну.

Далее »

Сергей Жуковский | Месть

Телефон нежно затренькал, когда Пётр Иванович покупал на рынке помидоры. Мужчина приложил трубку к уху, уронил на заплёванный асфальт полный полиэтиленовый пакет и, грубо толкая людей, побежал к выходу.

Далее »

Сергей Жуковский | Солдат

А когда Женька опомнился, всё, собственно говоря, было уже кончено: из разбитого вдребезги окна подземного кондитерского магазинчика торчали толстые, в чёрных джинсах и вишнёвых модельных итальянских туфлях мужские ноги; двое отроков с пивом восторженно открыли щербатые рты; Надька, Женькина жёнка, в порванной бежевой блузке, беззвучно рыдала; а сам Володька, придавленный тремя ментами и закованный в браслеты, лежал носом к окурку «Camel»…

Далее »

Сергей Жуковский | Камертон

А к концу этого увядающего года вдруг – с каким-то мистическим, животным ужасом – осознаёшь, что те несколько людей, которые совсем недавно ещё жили, но перестали для тебя существовать навсегда – только плата за тех людей, которые благодаря тебе родились в этом году на Божий Свет.

Далее »

Сергей Жуковский | Адвокатесса

На первое в своей жизни судебное заседание двадцатипятилетняя адвокатесса Элеонора Артемьевна Вяземская вплыла чудесным, дымчатым призраком: в белом газовом платье до пят, бежевой широкополой шляпе – с радужным павлиньим пером, бордовых лайковых перчатках. И – босиком.

Далее »

Сергей Жуковский | Фашистёнок

– Эту Красную Звезду я, сынок, под Киевом заслужил… – Фёдор аккуратно развернул белую тряпочку. – Зажали нашу роту… Что от роты осталось… Но ничего… Отбились… Потом, вишь, её царапнуло пулей… Вот – скол на лучике… А – вторую… Когда Двину форсировали… Ночь… Холод…Аж до кости пробирало… Кто – на плотике, кто – на брёвнышке… Фрицы, гады, учуяли… Да как давай нас минами и пулемётами поливать… Столько утопло… Да и побило… Тоже бог миловал… Только «сидор» очередью пропороло…

Далее »

Сергей Жуковский | Цена, ценности, ценники и прочая цифирь…

- Пап?.. – в дверях кухни возникла сонная, растрёпанная девушка в короткой белой маечке и босиком. – Ты опять не спишь? Пап?
- А – ты? – пальцы мужчины зависли над клавиатурой ноутбука. – Кто тут у нас…
Девушка медленно просочилась на кухню, открыла дверцу холодильника, зевнула и замерла.

Далее »