Главная / ФОТОЛАБОРАТОРИЯ / Призвание — фоторепортер

Призвание — фоторепортер

Среди тысяч профессий, существующих в мире, две: учителя и врача, говорят, — от Бога! Я добавил бы сюда еще и третью — репортера: теле, радио, фото. Действительно, в мире немного найдется специальностей, настолько ответственных, уважаемых и почетных и одновременно сложных и опасных, как репортер. Взять любые происходящие важные политические, экономические, военные события или чрезвычайные ситуации, которые происходят в мире каждый день. Первые, кто попадает на место происшествия — это вовсе не врачи или пожарные, а непосредственные очевидцы случившегося — репортеры! Чтобы оперативно донести до телезрителя, радиослушателя, читателя газеты новость о событии, они нередко сталкиваются с большими трудностями, а порою рискуют и своей жизнью. Да и в обычных условиях от репортера требуется немало усилий, чтобы успешно справиться с редакционным заданием.

Об одном из представителей этой замечательной профессии и хочу рассказать. О Фоторепортере с большой буквы, мастере своего дела, непревзойденном, вездесущем, неугомонном, не лишенном авантюризма, без чего, как известно, не сделать необходимого снимка — Борисе Юсупове.

В узбекском городе Андижане

Впервые я познакомился с Борисом в июне 1971 года в редакции областной газеты «Андижанская правда», куда был приглашен в качестве литсотрудника после окончания отделения журналистики Казанского университета. В газете Юсупов тогда работал фотокорреспондентом. Среднего роста, смуглый, с приветливой улыбкой на лице 22-летний парень сразу вызвал симпатии.

Интернационалист по убеждению, уважаю все нации. С теплотой отношусь и к евреям, в том числе бухарским. Замечательный народ! Талантливый, трудолюбивый и великодушный. Столько тяжелых испытаний перенести и не озлобится.

Кстати, именно бухарская еврейка тетя Соня, к сожалению, не помню ее фамилию, мастер местной парикмахерской, куда я прямо с поезда перед тем как отправиться в редакцию «Андижанской правды» зашел постричься, охотно предложила комнату в своем доме, узнав что мне нужно жилье. Позже, кроме Бориса, подружился со многими «бухарцами»: инструктором Андижанского горкома Компартии Узбекистана Шмидом Абрамовичем Боруховым, завмагом Мишей Самантобовым, художником Яковом Исхаковым и другими.

С фотоаппаратом — с 6-го класса

Родился Борис в Андижане в интеллигентной семье. Отец — партийный работник, мать — учительница. Фотографией юный Боря начал увлекся еще в 6-м классе. Своей «Сменой», которую подарили на день рождения родители, любил снимать одноклассников, городские улицы, пейзажи. Причем фотографии получались приличные. Где-то в 11-м классе решился одну из них — фотоэтюд «Закат» отнести в «Андижанскую правду». Там приняли, опубликовали. Радости не было предела. На крыльях летал. Всем с гордостью показывал газету со своим напечатанным снимком. И когда после окончания школы устроился простым рабочим в управление сельхозтехники, а заочно поступил в Андижанский институт хлопководства, начал активно сотрудничать с «Андижанкой», другими изданиями. А в 1969-м его приняли в штат ведомственной газеты «Нефтяник Узбекистана», затем в 1970-м, когда ее закрыли, Бориса охотно взяли в «Андижанскую правду».

Именно здесь наиболее ярко проявились его талант и мастерство. Ни одно заметное событие в области не прошло мимо объектива его фотоаппарата. Именно здесь, он добился значительных успехов в творчестве, признания. Уже в 1970 году Юсупов занял I место в фотоконкурсе республиканской газеты «Правда Востока», в следующем — вышел победителем в фотоконкурсе, объявленном газетой ЦК КПСС «Социалистическая индустрия». А в 1972-м его оригинальный снимок «Здесь будет хлопок» с места освоения песчаных земель в целинном Бозском районе Андижанской области был признан лучшим в фотоконкурсе главной газеты СССР «Правда» в номинации «Человек и природа». Причем оказался судьбоносным для самого автора.

Фотографию, оказывается, заметил руководитель республики, первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидов. Работавший ранее редактором самаркандской газеты, он уважал и ценил труд журналистов, особенно талантливых, интересовался их творческими успехами. Мог лично позвонить в редакцию областной или республиканской газеты и поблагодарить за интересный, удачный номер, статью. Следил, что печатают об Узбекистане и в центральной прессе. Поэтому снимок Юсупова в «Правде», да еще на такую актуальную тему, как развитие хлопководства, не остался незамеченным. Итогом же престижной публикации явилось то, что через некоторое время Борис переехал в Ташкент, стал сотрудником отдела фотохроники УзТАГ-ТАСС. А тот снимок зажил своей жизнью. С него началось создание музея целинников в районе.

Годы высокого профессионализма

Как говорил известный советский фотожурналист Виктор Темин, автор знаменитых исторических снимков «Спасение челюскинцев», «Знамя Победы над Рейхстагом», «Капитуляция Японии» и других, «Чтобы стать настоящим фотографом, надо учиться смотреть глазами души, ибо настоящие объективы фотокамеры — это душа и сердце». Юсупов так и поступал. И потому его фотоснимки отличались высоким профессионализмом и собственным почерком. За годы работы в столице Узбекистана фотокорреспондентом УзТАГ-ТАСС он сделал тысячи фотографий, многие из которых видела в газетах и журналах вся страна от Бреста до Сахалина. Юсупова уважали и коллеги, и власти. Уважали за профессионализм, порядочность, умение оперативно и качественно справиться с любым заданием. Его авторитету в республике могли позавидовать высокопоставленные чиновники.

— Как-то в кабинете первого секретаря ЦК партии перед съемкой,— вспоминает Борис,— я попросил Шарафа Рашидова: «Развернитесь, пожалуйста». Помощник зашипел: «Что ты себе позволяешь?». Рашидов услышал, подошел, спросил: «Вы Юсупов? Покажите, как встать». Помощник от этих слов побледнел.

А вот еще был случай. Для фоторепортажа о десантниках, расположенных в г. Чирчике под Ташкентом, требовался вертолет, чтобы вылететь с ними в горы и показать мужественных ребят в деле. Позвонил Юсупов знакомому генералу в штаб Туркестанского военного округа — и винтокрылую машину выделили для съемок. Позже фоторепортаж о «голубых беретах» вышел в одном из американских журналов.

За долгие годы работы в фотохронике Борису Юсупову приходилось снимать разное. Рядовых тружеников, монархов, президентов, партийных секретарей, события республиканского, союзного и международного значения. И к каждому заданию он относился ответственно, нередко сам проявлял инициативу. Так, перед завершением вывода советских войск из Афганистана, а произошло это 15 февраля 1989 года в 16 часов 21 минуту, когда через мост Дружбы на участке Тахтабазарского погранотряда перешёл последний военнослужащий Советской Армии и согласно официальной версии им был генерал-лейтенант командарм Борис Громов, Юсупов заранее прилетел в Термез. Он побывал в госпитале, где лечились раненые воины-интернационалисты, и сделал там серию снимков. А на следующий день заснял церемонию прохода по мосту через Амударью последней воинской колонны и многолюдный митинг, посвященный знаменательному событию. Ему удалось запечатлеть на камеру встречу прямо на мосту Громова с 14-летним сыном Максим, прилетевшем к отцу из Москвы и подготовить уникальный фоторепортаж «Последний день войны» из 12 сюжетов. Четыре из них уже на следующий день вышли в «Правде»…

Истинный патриот, Борис брался и за больные темы. Одна из них — проблема Арала. Несколько лет ей занимался. Много раз летал в Каракалпакию, воочию видел ржавеющие рыболовецкие суда на песчаном берегу, высохшее море, бедственное положение местного населения, рождение тяжелобольных детей из-за плохой экологии. Даже добился, что страшные снимки попали на стол Генсеку ЦК КПСС Михаилу Горбачеву. Однако мало что было сделано для спасения людей. Как, впрочем, и сейчас, в условиях независимости Узбекистана. Оказались приморцы со своей бедой один на один. Сильно переживал Борис, что не удалось хоть как-то облегчить их жизнь.

Погромы и поджоги в Фергане

Горький след в душе фоторепортера оставили и трагические июньские события 1989 года, связанные с погромами турок-месхетинцев в Фергане и других городах Ферганской области.

— Четвертого июня, когда в Фергане заполыхали дома, был выходной день, а в понедельник я уже летел туда спецрейсом из Ташкента с сотрудниками МВД,—делится воспоминаниями Юсупов. — На самолет помог попасть мой андижанский земляк, работавший заместителем министра внутренних дел республики. Он сумел включить мою фамилию в список пассажиров этого спецрейса. Не забуду чувство, охватившее меня, когда самолет стал приземляться. Окраины этого зеленого и ухоженного города были объяты пламенем, как в кадрах военной хроники.

Нас встретили, и под охраной милицейского сопровождения повезли в штаб УВД. Можно сказать, опять повезло, начальником УВД оказался генерал, мой хороший знакомый по Андижану. Помощь с его стороны была мне гарантирована. Сначала мне предложили броневик, но один из офицеров предупредил: машину сожгут, как только окажемся в расположении боевиков. В итоге остановились на микроавтобусе, в качестве сопровождения выделили шестерых сотрудников милиции. Возле шеренги солдат внутренних войск на одной из улиц, которые, защищая дома турок-месхетинцев, противостояли толпе молодых людей, державших в руках цепи, колья, железную арматуру, удалось сделать несколько фото.

На второй день надо было искать другие ракурсы для съемок. И тогда мне нашли надежного человека, водителя, знающего город. Его задача заключалась в том, чтобы поставить машину в удобной для меня позиции. А я делал снимки прямо из салона автомобиля. Рискованно, но нам это сошло с рук.

Обстановка была тревожной. Поджоги домов продолжались день и ночь. Местные милиционеры, опасаясь за свои жизни, не принимали участия в защите месхетинцев. Боевикам были известны их адреса, и любой шаг с их стороны мог стоить жизни не только самим сотрудникам УВД, но и их родственникам. В этой ситуации Фергану спасли введенные из Андижана силы милиции.

Места, где успели побывать погромщики, являли собой ужасающую картину. Как только гасли пожары в одном районе, вспыхивало в другом. Я впервые в жизни видел насилие в таких размерах. Действия погромщиков отнюдь не были спонтанными. Это было хорошо спланированное и организованное преступление против мирных людей.

Масштабы беспорядков увеличивались. Уже пришла оперативная информация, что в Коканде заготовлены горы камней. Я уже отправился туда, как вдруг последовала команда «назад». Оказалось, из Москвы летит Николай Рыжков, председатель Совмина СССР, и секретарь ЦК КПСС, бывший глава КГБ Виктор Чебриков. Поехали с ними в лагерь беженцев, которых к тому времени эвакуировали на полигон под охрану воинской части.

По мнению руководства республики, и об этом заявил на съезде депутатов СССР в Москве первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Нишанов, прилетавший на один день в Фергану вместе с союзным министром внутренних дел Бакатиным, причиной межнационального конфликта, якобы, явилась ссора на базаре из-за «тарелки клубники». Однако Борис Юсупов считает иначе: месхетинцам отомстили мафиозные структуры за отказ учинить по их указанию погромы богатым евреям, о чем в личной беседе ему сообщил в лагере беженцев один из лидеров турок-месхетинцев.

Заполыхал Андижан

А на следующий год вечером и ночью со 2 на 3 мая заполыхал родной город Юсупова Андижан, куда он приехал к родным на предстоящие праздники. Разъяренная многотысячная толпа болельщиков, возмущенная, по официальным данным, тем, что на широко разрекламированный товарищеский матч между местной командой и ташкентским «Пахтакором» столичные футболисты не прибыли, направилась к находящемуся поблизости зданию обкома Компартии Узбекистана, забросала его камнями, а затем устремилась по улицам, громя и сжигая газетные киоски, павильоны автобусных остановок, будки по продаже газводы, разбивая витрины магазинов, окна жилых домов, вестибюли административных зданий. Особенно сильно в первые часы пострадала улица Ленина. Здесь были сожжены все киоски, будки, магазины, двухэтажный универмаг, филиал центрального сбербанка, горпищеторг, городская прокуратура, нанесен ущерб облвоенкомату.

Не получив должного отпора, толпы молодежи организованно двинулись в спальные районы, разграбили и сожгли десятки частных жилых домов, принадлежащих в основном евреям и армянам. Видимо, это и было главной целью погромщиков. Местная же милиция бездействовала. В целях безопасности люди вынуждены были скрываться. Пришлось прятать родных в огороде и Борису Юсупову. А с домом им повезло. По соседству жил прокурор, и улочку их спасли от пожаров.

Количество сгоревших домов могло быть в разы больше, но в это время из Ферганы приехал начальник Ферганского УВД с омоновцами, которые, особо не церемонясь, дубинками сразу утихомирили погромщиков, те быстро разбежались. А рано утром в город были введены солдаты внутренних войск.

Событиям «черной среды» 2 мая «Андижанская правда» посвятила целую полосу. Правдиво рассказала о бесчинствах, поместила шесть крупных снимков, в том числе фото жителей на фоне их сгоревших домов. Эта газета стала своеобразным пропуском пострадавших для выезда за границу, получения статуса беженца. Мне как редактору крепко тогда досталось от начальства за публикацию, ведь ни соседи — областная узбекская газета «Коммунист», ни ташкентские издания о случившемся ничего не написали. Упрекнули, что в тексте среди погорельцев указаны в основном евреи и армяне, на снимках среди пострадавших тоже они. Получается, что произошел еврейско-армянский погром, хотя были сожжены также и дома русских и даже одной узбекской семьи. Действительно были сожжены, но случайно. Дома оказались рядом, и пожар перекинулся на них. К тому же дома те никто не грабил.

Но вернемся к герою нашего материала. Уже рано утром Борис отправился фотографировать результаты погромов. Сделал целую серию. Однако со снимками произошла странная история. Вот что об этом рассказывает сам фоторепортер:

— В отделе фотохроники УзТАГ-ТАСС мне заявили, что съемку отправлять в Москву запретили. Тогда воспользовавшись отсутствием оператора во время обеденного перерыва я сам отослал фото в Москву. Они были опубликованы за рубежом, но не появились на ленте ТАСС. Оказывается, первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана, член Политбюро ЦК КПСС Ислам Каримов попросил, чтобы об андижанских событиях в центральной прессе не упоминали. Имидж республики после ферганских погромов и так был сильно подпорчен. Фотографии ушли в архив. А я получил телеграмму от руководства ТАСС, где меня благодарили за хорошую работу в экстремальной ситуации, и упоминали, что снимки не были опубликованы по просьбе руководства Узбекистана.

Но на этом история не закончилась. Самоуправство с отправкой фотографий не простили. Директора фотохроники УзТАГ-ТАСС Сулейманова уволили. Не сомневался, что и мне работать не дадут. Решил уехать на Запад. Годом ранее сразу после событий с турками-месхетинцами я был в американском посольстве и оформил соответствующую анкету для переезда в США. И вот 24 февраля 1992 г. пришел положительный ответ. Денег на билет не было, выручили друзья и 2 апреля из аэропорта Шереметьево я вылетел в США. Так оказался в Цинциннати, где у меня были знакомые. Кстати, помог и многим другим бухарским евреям выехать в Америку в срочном порядке без бюрократических проволочек.

Стала Америка родиной

В Цинциннати Борис Юсупов живет уже более 20 лет. Стал для него родным, как и вся Америка, этот прекрасный город. С любимым делом не расстался. За эти годы организовал при поддержке еврейской общины 6 персональных фотовыставок. Прежде всего, использовал личный архив, в котором сейчас 25 тысяч негативов снимков. Выставки перевернули представление американцев об СССР. Про Россию обычный житель американского города знает, что там ходят медведи. Про Узбекистан слышали, что это страна расположена рядом с Афганистаном. И когда увидели на фотографиях современные красивые здания, лица людей, промышленные объекты, такие, как ядерный реактор и гелиоустановка в институте изучения Солнца в Ташкенте, то были поражены. Сейчас Юсупов готовит седьмую фотовыставку, посвященную целиком Цинциннати. Открыть ее планирует в августе-сентябре. Уже подготовил около 100 работ.

Плодотворным оказалось его сотрудничество в качестве фотокорреспондента с популярной газетой «Русский акцент» — изданием медиагруппы Континент.

Поинтересовался я личной жизнью. У Бориса хорошие сыновья. Роман — известный врач в Майами, увлекается генетикой, в частности генетикой бухарских евреев. Натан живет и работает в Израиле. Занимается важным и нужным делом — защитой компьютеров от хакеров. У Юсупова три внука. Главная его любовь и гордость.

Слово друзьям и коллегам

Во время подготовки этого материала, удалось связаться и попросить высказать мнение о Борисе Юсупове его друзей, бывших коллег.

Татьяна Чепелева, работала зав. отделом советского строительства «Андижанской правды», ныне пенсионер, г. Днепропетровск, Украина:

— Борис Михайлович отдал любимой профессии много лет добросовестного, творческого труда. Тысячи ярких мгновений жизни на его фотоснимках, запечатлевших социалистическую эпоху, труд, устремления и повседневную жизнь простых людей. В Андижане и республике его знали многие, он был всюду, где интересно, ярко и памятно. Оперативность в работе, творческая инициатива, добропорядочность и товарищество были присущи ему всегда. Таким запомнили его труд коллеги и читатели «Андижанки».

Александр Пукемов, бывший редактор узбекистанской республиканской газеты «Правда Востока»:

Юсупов — прирожденный фоторепортер, маститый профессионал! Наша газета ежедневно публиковала несколько снимков фотохроники УЗТАГ-ТАСС. И лучшими были именно его работы. Качественные, запоминающиеся, отличающиеся особой манерой исполнения. Они всегда украшали номер.

Валерий Сердце, работал зав. партотделом «Андижанской правды», ныне гл. редактор русскоязычной газеты «Вести», издающейся в Иерусалиме:

— Борис — личность творческая, неугомонная. Фотографии отдает себя всего без остатка. Прилетал как-то в гости. Ходили по Тель-Авиву, беседовали, вспоминали Узбекистан. Так он не расставался с фотоаппаратом и, пока мы гуляли, успел сделать несколько интересных кадров городского пейзажа.

Владимир Миленький, ученик и друг Юсупова, бывший фотокорреспондент ТАСС, живет в Самарской области, вот уже четвертый месяц своими силами выпускает оппозиционную газету «Обзор за неделю»:

— Юсупов — талантливый фоторепортер и… авантюрист по натуре. Эта черта характера не раз выручала его в сложных ситуациях, помогала выполнять любые трудные задания. А еще Борис Михайлович никогда не может предать и всегда протянет руку помощи нуждающимся в ней. Общительный. Многому у него научился. Тому, например, что никогда нельзя останавливаться на полпути. Тему необходимо доводить до конца, тогда она станет фоторепортажем. И что не могут помешать фотокорреспонденту никакие преграды, неудобства, если он должен сделать нужный кадр.

А вот отзыв Олега Александровича Якубова — известного журналиста-международника, писателя, доктора политологии, тоже начинавшего в свое время творческий путь в «Андижанской правде». Точнее его оригинальная дарственная надпись на книге «Привет эпохе», которую автор вручил бывшему фоторепортеру ТАСС в июне 2009 года в Москве, куда Борис прилетал проведать старых друзей: «Самому большому хулигану среди фотохудожников и самому большому фотохудожнику среди хулиганов Боре Юсупову от друга детства и юности автора». Конечно, надпись шутливая, но очень даже характерная. Не будь Борис «хулиганом», едва ли удалось бы ему сделать столько интересных событийных снимков.

Скоро у Бориса Михайловича день рождения. Исполнится 65 лет. От всей души поздравляя бывшего коллегу с этим знаменательным днем, желаем ему долгих лет жизни, здоровья, благополучия, новых творческих успехов и, конечно, правнуков.

Петр ВОЛКОВ, бывший редактор «Андижанской правды» (1985-2007 гг.), заслуженный работник культуры Республики Узбекистан, ныне помощник депутата Государственной Думы России.

От редакции.
Поздравляем с юбилейной датой своего многолетнего фотокорреспондента Бориса Юсупова. Желаем крепкого здоровья, новых уникальных фоторабот и долгих лет сотрудничества!

Борис Юсупов (фото В.Миленького)
Борис Юсупов (фото В.Миленького)
Гибнущее Аральское море
Гибнущее Аральское море
Вывод последней колонны Советских войск из Афганистана
Вывод последней колонны Советских войск из Афганистана
Генсек ЦК КПСС М.С.Горбачев в Ташкенте
Генсек ЦК КПСС М.С.Горбачев в Ташкенте
Андижан после еврейско-армянского погрома в мае 1990 года
Андижан после еврейско-армянского погрома в мае 1990 года
Председатель Совмина СССР Рыжков в Фергане в июне 1989 года после погрома  турок-месхетинцев
Председатель Совмина СССР Рыжков в Фергане в июне 1989 года после погрома турок-месхетинцев
Турки-месхетинцы, пострадавшие от погромов
Турки-месхетинцы, пострадавшие от погромов
Щедра узбекская земля, щедры душой и сердцем ее люди
Щедра узбекская земля, щедры душой и сердцем ее люди
Генерал Борис Громов с сыном на мосту
Генерал Борис Громов с сыном на мосту