Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Олег Коршунов | Как генерал козлов превратился в козла

Олег Коршунов | Как генерал козлов превратился в козла

4 декабря 1990 года экипаж самолёта Ан-124 «Руслан» выполнял очередную «мёртвую петлю». Так мы называли коммерческие рейсы по перевозке грузов из Сингапура в Люксембург. Условия контракта, заключённого с  авиакомпанией «Cargolux», были весьма жёсткими. Загрузка предельная, взлётная масса предельная, силы тоже на пределе – за десять дней успеваем налетать месячную норму и продолжаем работать дальше, поскольку сменные экипажи не всегда успевали сформировать – людей не хватало.

После ночёвки в сингапурской гостинице «Парамаунт» приезжаем на аэродром. Погрузка заканчивается, самолёт битком набит коробками с оргтехникой. На соседней стоянке стоит другой Ан-124 с эмблемой НИИ ВВС на борту. Его техники занимаются предполётной подготовкой. Узнаем, что они являются членами экипажа генерала Льва Козлова (удивительное сочетание имени и фамилии), возглавлявшего лётный отряд НИИ ВВС на аэродроме Чкаловский под Москвой. В данное время этот экипаж, после завершения рекордного перелёта вокруг земного шара, возвращался домой. Взлёт у них был запланирован через два часа после нашего с посадкой на дозаправку в Дубаи, а затем – в Москву. Нам тоже предстояла посадка на соседнем с Дубаи аэродроме Шарджа. Распрощавшись с москвичами и пожелав друг другу счастливого пути, мы улетели. При подлёте к Эмиратам у нас отказал один двигатель. Садимся на трёх, заруливаем на стоянку. Наш командир подзывает менеджера и говорит ему; «Гони в Дубаи, там через два часа должен сесть Козлов. Объясни ему ситуацию, попроси взаймы запасной двигатель, который они возят с собой. Он им до Москвы всё равно не понадобится, а мы поставим его себе вместо отказавшего и полетим дальше». Менеджер уезжает, оставив нас на самолёте в томительном ожидании. Через несколько часов возвращается и говорит, что Козлов отказал. Это прозвучало как гром среди ясного неба – ведь мы ни минуты не сомневались в том, что он проявит понимание и выручит нас. Командир, нахмурившись, произнёс: «Тогда связывайся с Киевом, пускай наше руководство принимает решение. Моё предложение – оставляем груз здесь и на трёх перелетаем на базу для замены отказавшего двигателя». Получив согласие, мы оставили груз на перроне в Шардже (надо было слышать, как материли Козлова техники, выполнявшие бессмысленную работу) и ближе к утру прилетели в Киев. Через сутки приехали на аэродром и стали дожидаться, когда закончатся работы по замене двигателя, который уже привезли из Запорожья. После чего нам предстояло вернуться за грузом в Шарджу и продолжить рейс до Люксембурга. Незаметно время подошло к обеду, и мы отправились в лётную столовую. Сели за столы, дружно заработали ложками и вдруг – не верим своим глазам. В зал входит Козлов в сопровождении своего экипажа! Подошли к столу, Козлов крякнул и, обращаясь к нашему командиру, торжественно произнёс: «Здравствуй, Александр Васильевич!». На что тот, не поворачивая головы, ответил: «С козлами не здороваюсь». Посрамлённый генерал побагровел и медленно направился к выходу.

Олег Коршунов