Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Ирина Мазура | О странностях бывших советских людей

Ирина Мазура | О странностях бывших советских людей

Трудно вырастить билингву

Да, дома говорим только по-русски, учим грамматику родного языка. Сказки Пушкина перед сном чадам с младенчества читала, объясняла значение вышедших из ежедневного обихода слов: невод, корыто, лапти. Но, как показала жизнь, бедноватым оказался словарный запас Александра Сергеевича. Не говоря о моих стараниях, которые вообще тщетой обернулись.

А история такая. Дочь моя Александра недавно окончила курсы помощника парамедиков. И теперь работает на «скорой». Как волонтер. Регулярно выезжает на вызовы с докторами. И не только давление измеряет, лангеты на поломанные конечности накладывает, искусственное дыхание делает, но еще и переводит жалобы русскоговорящих пациентов на иврит. И частенько затрудняется с этим делом. Тогда, разумеется, маме звонит.

Вчерашний вызов — к «выходке» из России. Женщину трясет, губы синие, состояние полуобморочное. «Скорую» вызвала подруга. А когда бригада подоспела на помощь, объяснила: «Пять дней мы бухали без закуси. В синьку. Эта лохушка нажралась, как свинья. Слабачка. А мне — ничего, фиолетово…»

Ну, у Сани моей — куча вопросов. «Бухали, это, судя по контексту, пили? Поняла. Но как можно нажраться, не закусывая? И как это: и в синьку, и фиолетово? Чертики ей мерещатся синие или фиолетовые?».

Про чертиков мы позавчера проходили, когда бывший наш соотечественник сверзился с крыши в нетрезвом состоянии. После чего «выпал в осадок».

Ничего-то моя Саня не понимает, не удается мне взрастить билингву.

Вот и думаю: не начать ли бухать, чтобы помочь детям осваивать великий и могучий?

Кардиостимуляторэто модно

Дочь вернулась со «Скорой». Отработала свою очередную волонтерскую смену.  Сердитая. Но не на погоду и внезапно грянувший дождь.. На родственников пациентов. Или клиентов. Не знаю, как правильно сказать.

— Ну почему, — спрашивает, — русские женщины считают, что они знают все лучше медиков?

— Что всё-то?

— Да вообще всё. Сейчас чаю попью и расскажу.

Попила, рассказала. Оказывается, сегодня было много вызовов к страдающим сердечно-сосудистыми заболеваниями. Аритмия, затрудненное дыхание и прочие прелести. Усугубляемые паникой и ахами родственников:

— Ох плохо ей. Везите в «Барзилай». Из «Сороки» живыми не возвращаются. Надо ставить кардиостимулятор.

— Как вы можете это знать? Вы же не врач.

— Знаю. Вот Шимону из соседнего дома поставили, Маше из нашего подъезда. Теперь хорошо себя чувствуют. А моя сестра — нет. Устает быстро. Пол в комнате помыла — и уже без сил.

Желание клиента, то бишь пациента — закон. Повезли в «Барзилай», как заказывали.

Дочь недоумевает:

— Откуда они берут эти страшилки про «Сороку»? И что это за мода на кардиостимуляторы? Как будто бренд какой, телефон или джинсы. А то, что женщина 85 лет немножко устает после уборки — это не естественно?

Успокоилась дочь. Сидим разговариваем. О странностях бывших советских людей.

Ирина МАЗУРА

Фото из архива автора