Главная / ИСКУССТВО И КИНО / Новый взгляд Мариты

Новый взгляд Мариты

Марита Милькис
Марита Милькис

.
Мне казалось, что у Мариты Милькис довольно редкая еврейская фамилия. Но тут как-то показывали на телеканале «Культура» передачу «Ближний круг» с ведущим Анатолием Малкиным, где говорили про известных артистов и режиссеров-педагогов и их бывших и нынешних студентов. И оказалось, что на курсе у нынешнего ректора Школы -студии МХАТ Игоря Золотовицкого есть студент – молодой режиссер Михаил Милькис, поставивший спектакль, наделавший в Москве шума. А Марита вспомнила, что на «Мосфильме» был звукорежиссер с подобной же фамилией. Но дело, конечно же, не в ней.

А в том, что она, израильская современная художница Марита Милькис, о которой писал уже в «Новом континенте», не то, чтобы изменила своей манере, а развила ее до совершенства в новом качестве. Если раньше ее привлекали абстрактного рода  цветные инсталляции, то сейчас она делает картины в жанре принтов. Это звезды мировой эстрады, например, «Битлз», «АББА», «Хампердинк», «Элвис Пресли», «Элла Фитцджеральд» и многие другие. В этом жанре она пишет и сюжетные композиции, так сказать, притчевого рода, где нет обозначенной выше персонализации – танец, жест человека, фигура в пространстве, движение – и все на сменяющем цвет, практически многослойном по колориту фоне.

Лично я не сразу принял новую манеру Мариты Милькис. И только тогда, когда мысль и авторский посыл стали точнее, когда появились в ее картинах знакомые лица звезд зарубежной эстрады, мне еще раз захотелось написать о ней. И потому, что она быстрыми темпами развивает однажды найденный и классно освоенный ею стиль, и потому, прежде всего, в нем достоинства ее прежних работ – восприятие цвета, фантазия, некоторый женский рационализм, как и многое другое в том же духе – нашли себе достойное продолжение. И это невозможно не заметить.

Именно поэтому мне показалось правильным еще раз обратить внимание на творчество уверенной в искусстве, самодостаточной художницы с исторической родины Мариты Милькис. Как раз из-за того, что отклик о ее творчестве предыдущий стал для нее точкой отсчета в новом проявлении собственного творческого начала, спокойного и ясного выражения своего таланта, мастерства и вкуса. И это нельзя не отметить и не поддержать, поскольку ее теперешние серии фигуративных и персонализированных работ интересны и как воспоминание о тех, кто был и остается кумиром в музыке не явно не только современников, а и других поколений слушателей и любителей хороших песен, прекрасных мелодий, оригинальной исполнительской манеры. Ее принты совершенны, как законченные однократно произведения и как серия, где каждая картина привлекательно конкретностью в сочетании с фантазией и художество, и как часть серии, которая уже насчитывает не один десяток вещей, выполненных собранно, филигранно и эффектно. Несомненно, в выборе героев принтов, в том, как они показаны — на переднем, среднем или дальнем фоне, а также в каком ракурсе – есть и личное отношение к ним, личный взгляд Мариты Милькис. При том, что в данном случае ей удалось передать и ощущение тех, для кого перечисленные выше музыканты, те, кого изобразила израильская художница, стали раритетом и памятным событием на десятилетия, вплоть до наших дней.

Марите удалось сочетать в своих картинах пиетет и чувство дистанции. К тому же, не перейти достаточно четко ею ощущаемой грани китчевости, сохранить обаяние воспоминания о прошлом, воспроизведя его легко, как бы в один живописный сеанс. И из-за этого ее принты кажутся воздушными и легким, в них есть глубина, то бишь, перспектива в композиции и ретроспектива в том, как они возникают перед зрителями.
Короче говоря, чем дальше выкладывала Марита Милькис в Facebook очередные свои картинки, они казались мне интереснее и интереснее. Думаю, что это не только мое мнение. И знакомство с тем, что теперь делает в живописи Марита Милькис, подтвердит в конечном счете не мою правоту, что не так уж важно и принципиально в данном случае, а то, что в художественном плане она быстро и ответственно двигается в том направлении, которое стало для нее определяющим в живописи. Замечательно, живо и красиво, в конце концов, что немаловажно.

 Илья Абель