ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Главная / ИСКУССТВО И КИНО / Мозаичные полеты Ольги Солдатовой

Мозаичные полеты Ольги Солдатовой

Немногим больше месяца, как раз с Международного женского дня в основном здании Музея Москвы («Музейное объединение Музей Москвы») в одном из небольших, однако, достаточно просторных залов проходила персональная выставка «Весенний самолет» российского мастера живописи, декоративного искусства, дизайна Ольги Солдатовой.

Ольга Солдатова. «25 лет полета Матиаса Руста. Красная площадь». Предоставлено пресс-службой Музея Москвы.

Прежде, чем говорить непосредственно о самой экспозиции, есть смысл представить место ее проведения.

Комлекс зданий Музея Москвы находится практически в центре российской столицы. Через Крымский мост от Парка культуры и отдыха имени Горького и Центрального дома художника. Исторически эти помещения, трехэтажные здания с совершенно неприхотливыми окнами именовались Провиантскими складами, что свидетельствует о том, что построены они достаточно давно и для совершенно конкретного использования. (Функциональность помещения сказывается и в том, например, что лестниц здесь не заметишь. На второй и третий этаж можно подняться по широкой асфальтированной дороге, по которой в свое время ездили на груженых телегах или автомашинах.) Теперь здание обжито, здесь просторные, чуть затемненные залы, в которых проходят интересные и тщательно подготовленные выставки. Несколько лет назад дома выкупил у военного ведомства скульптор и Президент Российской академии художеств Зураб Церетели и передал Москве безвозмездно, что не просто широкий жест, а и стиль взаимоотношений с властью современного деятеля искусств.

Ольга Солдатова несколько десятилетий назад закончила Московский архитектурный институт. Ее дипломной работой была реконструкция района улицы Остоженка ( она буквально за углом Музея Москвы, но картинка , изображающая то, как художница нынешняя видела этот старинный и в определенной смысле заповедный уголок нашего города не представлена на выставке; возможно, и правильно, чтобы не сравнивать с тем новоделом, который знаменует иные времена в столичной градостроительной практике).

Ольга Солдатова. «Летящий вратарь» Двусторонняя мозаика. Предоставлено пресс-службой Музея Москвы.

Искусству мозаики она училась в Равенне, что на берегу Адриатического моря. (Об этом свидетельствует вставленный в рамку эллипс, внутри которого, как стеклышки в калейдоскопе, ярких цветов и оттенков. Заметим сразу, что мозаичные работы Ольги Солдатовой соединяют в себе чуть жестковатый, скажем так, мужской рационализм, соседствующий с теплотой женского мировосприятия, желанием и потребностью во всем видеть красивое, и умением это передавать в рисунках и мозаичных панно. Вот в акварелях Ольга Солдатовой чуть разрешает себе быть лиричной и романтичной, хотя и в них при графичности изобразительной манеры чувствуется уверенная рука автора, знающего , что и как он хочет написать в каждой конкретном произведении.)

Основная часть работ Ольги Солдатовой прямо или косвенно имеет отношение к авиации, шире, к полетам любого рода. Потому здесь показаны не только самолеты – тяжелые, довоенные с задранным носом , где кабина летчика, и современные реактивные, оставляющие во время полета всегда белый расходящийся полосой след в небе (например, как аллюзия известной картины Георгия Нисского). Ощущение парения передано и запечатленными в рывке, броске, в исполнении фигуры – спортсменами – от лыжников до гимнастов и футболистов, что естественно напоминает как картины Дейнеки, так и уникально выполненные картины из камня, которые украшают станции московского метро первых лет его строительства, скорее довоенного времени. (Подчеркнем, что архитектурное начало , сама энергетика и композиция таких мозаик Ольги Солдатовой, высота и длина которых бывает до двух метров, очевидно. Несомненно, они могут быть и становятся нередко частью интерьеров метро, зданий различной принадлежности в городской инфраструктуры. При том, что небольшие, от полутора десятков сантиметров до соразмерных человеческому росту такие работы уникальной художницы-дизайнера являются прежде всего явлениями искусства, произведениями, где заданность формы и содержания не скрадывает их художественных, как и визуальных достоинств, поскольку их интересно рассматривать на любом расстоянии , то отходя от них, то приближаясь к ним. Отмечая каждый раз все тоже – соединение изобретательности, изумительной техники исполнения, логичности сюжета и как бы невесомости того, что в данный момент стало частью мозаичного панно.)

Ольга Солдатова. «Олимпиец». Вышивка бисером. Предоставлено пресс-службой Музея Москвы.

Ольга Солдатова, естественно, работает прежде всего с мозаикой, но использует и стекло, и войлок, бисер, ткань, металл (работает и в смешанной технике, бумага, акварель). А одна работа с контуром самолета в верхней ее части выполнена, например, с использованием раскрашенной или бывшей цветной изначально наждачной бумагой.

(Укажем и на то, что Ольга Солдатова – дама с замечательным чувством юмора. Она, например, сделала невысокие валенки из войлока и в качестве как бы застежки прикрепила спереди их большого размера золотые звезды. Или собрала на достаточно большого формата картине десятки известных с советского детства октябрятских звезд, где вместо портрета юного Ульянова в кружочке – блестящие граненые хрусталики, что выглядит эффектно, модернистски и остроумно. Или создала цикл из четырех мозаик, который посвящен двадцатипятилетию посадки западного немца М.Руста на Красную площадь в Москве, что выглядит по-советски помпезно и торжественно, но вместе с тем и иронично.)

Куратор выставки Евгения Кикоидзе четко и выразительно организовала пространство выставки. Здесь работы большого формата уверенно и родственно соседствуют с теми, которые имеют сугубо прикладное значение, будучи небольшими по размерам. Площадь зала разделена на несколько зон: по периметру его – мозаики и акварели. Рядом с ними – небольшие настольные витрины с теми изделиями Ольги Солдатовой, которые ближе к декоративно-прикладному искусству в чистом виде, имея в виду их локальность и некоторую утилитарность предполагаемого использования. Слева от входа – перегородки, где мозаика свободного содержания, безотносительно к авиационной теме. А справа от входа – несколько черного цвета манекенов, на которых платья и кофты, даже шинель с буденовкой. (Есть, например, платье – «Таганка» с черно-белыми вертикальными полосами, есть  платье «Самохвалка», чье название отсылает к творчеству советского художника Самохвалова, который любил  чуть ли ни фотографически и с заметной идеализацией писать женщин –спортивных, довольных жизнью, благодарных советской власти за те новые возможности, которые она перед ними вроде бы открыла в те годы).

Ольга Солдатова. «Цветной горнолыжник». Вышивка бисером. Предоставлено пресс-службой Музея Москвы.

В основном, мозаичные панно и акварели Ольги Солдатовой монохромны (если не считать контраста с белой бумагой в акварелях), порой их однотонность усилена тем, что даны оттенки одного и того же цвета – серого, например, или включением в произведение яркого фрагмента, подчеркивающего содержание работы как монографического воссоздания реальности.

Без сомнения, если говорить о мозаике, то эти вещи оптимизмом своим, полнотой выраженных в них человеческих сил, ясностью личных стремлений, созвучных музыке и духу времени, напоминают пафосную советскую живопись прежде всего тридцатых годов. Того периода советской истории, когда казалось, что планы осуществляться, что страна будет жить все лучше и лучше, и каждому будут даны возможности проявить себя в работе, творчестве, жизни наиболее оптимальным образом.

В передаче такого мироощущения Ольга Солдатова искренна и достоверна. Тут нет ни стилизации, ни фальсификации, ни иронии, поскольку то ощущение праздника (первомайского или просто выходного дня), которое лейтмотивом проходит через все ее работы, вошедшие в музейную композицию «Весенний самолет» идет у автора не от разума только, а от сердца. И потому так закономерно тут существование в большей части работ силуэтов самолетов, выполненных в той или иной технике. Это чувство надмирности, бытование выше дрязг и неурядиц, нечто поэтическое и  вдохновенное до того, что захватывает дух и надо поднять голову, чтобы увидеть, что стоит за шумом в небе( не пугающем и не тревожным, а радостным) сохранено в ее работах.

В одном из интервью Ольга Солдатова, создавая некоторый миф или рассказывая о своей юности с долей воодушевления, вспоминает, что любила садиться в кабину настоящего самолета, благо родственник ее имел прямое отношение к авиации. И вот такое предчувствие полета, сам факт того, что можно на этой махине оторваться от взлетной полосы и парить , насколько возможно выше по техническим параметрам, как она считает, осталось в ее памяти, творческой прежде всего, на дальнейшую жизнь. Так что, силуэты самолетов, выполненные в разных  плоскостях и ракурсах, совершенно  простодушно и достойно вписаны как в ее мозаичные, так  и акварельные картины разных размеров.

Ольга Солдатова. «25 лет полета Матиаса Руста к Кремлю. Красная Зеленая площадь». Предоставлено пресс-службой Музея Москвы.

Особенность их выражается и в том, что, в живописи и в мозаичной технике выполненные ее картины сочетают в себе ясность идеи, скрупулезность и истинную свободу ее воплощения в той или иной технике. Но прежде всего то, что в каждом произведении Ольги Солдатовой заметен объем, пространство, которое , благодаря незаписанности листа или локальному, иногда с вкраплениями, колориту имеет трехмерность, то есть, объем. И потому они, конечно же, мозаичные панно большого формата, не кажутся поэтому напряженными и фундаментальными. В них каким-то невероятным образом передана легкость, именно парение человека и самолета в воздухе, сама фактура такой эфемерной субстанции, как небо над головой, то, что впечатляет и радует возможностью пережить не столько острые, сколько необходимые каждому ощущения преодолеть земное притяжение и взлететь, как стальная машина или спортсмен. (Человек и машина в таком контексте оказываются как бы зарифмованными, но не так, чтобы «вместо сердца пламенный мотор», как пели в свое время, а так, что нам всем дана привычка быть выше всего, что есть суета; так что странно даже не использовать такую возможность полета в том или ином роде и качестве.)

Обратим внимание и на то, что свойственной им экспрессией, выраженной собранно пластичностью людей и ведомых ими летящих в небе машин – то, что есть картины и панно Ольги Солдатовой, напоминает также и кадры из кинофильмов или декорации (сцены) спектаклей, в чем ее дизайнерский, как художественное высказывание, посыл находит себе наиболее адекватное, вернее будет сказать, аутентичное выявление.

Здесь объективно творческий результат на самом деле духоподъёмен, заряжая зрителей настоящим, невымученным оптимизмом, звуча чуть ли ни песенно до патетики, будучи прежде всего великолепным, отличным от имитации сказанного выше, воплощении мысли и чувства, которые сосуществуют здесь гармонично, личностно и правильно, как и необходимо уже не для успеха, собственно говоря, поскольку талант Ольги Солдатовой признан в Европе и в Азии, а для того, чтобы в изобразительной деятельности художница оставалась только и исключительно самой собой, как и в жизни. О чем свидетельствует каждая в отдельности ее работы, как и то, как они вписаны были оригинально в площадку камерного рода Музея Москвы, как и общее целостное и достаточно сильное, радостное впечатление от увиденного на выставке «Весенний самолет», прошедшей здесь примечательно и заслуженно.

Илья Абель

Фотографии выставки «Весенний самолет» Ольги Солдатовой предоставлены любезно и оперативно Музеем Москвы