Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Игорь Фунт | Дикие пляски под «Modern Talking»

Игорь Фунт | Дикие пляски под «Modern Talking»

Записки вятского лоха. Март, 2017

Дайте мне этот ваш нарисованный сорокет!

Журналисты-блогеры, – критикующие состояние дел в экономике, – приводят огромную разницу зарплат в РФ и других странах. Повторяться не буду – разница действительно существенна, что ж тут обсуждать. Но я о другом…

В СМИ муссируется-рисуется цифра от 30 до почти 40 тыс. рублей. Так вот я не могу понять – откуда это взялось? Где этот нарисованный сорокет?!

Да, статистика. Да, усреднённые Москва-Питер-Вятка-Бздюли. Да, 500 т.р. плюс надбавки у депутата Госдумы и 12 т.р. у продавщицы в «косметике». В среднем и тот, и другая живут типа в Москва-Сити и ездят в Сочи на F-1. Но тут-то и кроется подвох.

Потому что эти вот 30-40 тысяч как-то уж очень примелькались. Сбивая прицел у дотошливой публики. Ведь 35 000, в общем-то, очень даже неплохо для России. Той, что за МКАДом. Да не то что неплохо, а просто шикарно! Провинция, всем известно, за рамки 15 000 и не выбиралась никогда. Повторяю: пят-над-цать ты-сяч руб-лей!!! Для среднерусской провинции предел мечтаний – 15 000 р., нет? А вы оглянитесь вокруг. Вот прямо сейчас.

Что я и сделал, элементарно спросив у ближнего круга, сколько он получает, вот и всё. Заняло это у меня около 20 минут времени. И вот какая картина нарисовалась. Учитывая, что официальная статистика, к слову, показывает, что в Москве средняя з/та 66 000. А на родной, скажем, Вятке (Киров) – 23 000. А жалованье губернаторов и президентов можно посмотреть на официальных сайтах.

Разделим на блоки.

  1. Простой народ. Периферия, напомню. (В столицах всё умножается на два, на три.)

Продавец в киоске, м-не, торговом месте, не суть: 10 – 15 000 р.

Киоск «Союзпечать»: 7 – 12 000.

Продавец на точке небольшого общепита: 500 р. за смену.

Официальная (!) з/та в довольно-таки приличном ресторане: 7 000 р.

Дворник провинциального ЖЭКа: 12 – 15 000 р.

Водила муниципального учреждения: 12 – 15 000 р.

Пенсия: 9 – 12 000 р.

Редактор газеты: 15 – 18 000 р.

Библиотекарь: 10 – 16 000.

Директор обл. б-ки, засл. раб. культуры: 100 000. (Вот это меня приятно удивило! – хоть кто-то из культуры не бедствует.)

Актёр театра: до 20 000.

Учитель, только что пришедший в школу, начальная ставка: ок. 10 000. (Это я позвонил знакомой в обл. центре. Совсем недавно ставка была 6 700, повысили, благодетели.)

«Прожжённый» уже, так сказать, учитель, который ваще не вылазит из школы, нагрузив на себя всё, что только возможно (2 ставки, 34 часа): в силах зашибить до 20 000 р. (Есть у меня товарищ-педагог в райцентре.)

Старшая медсестра в обл. медучреждении, с огромным стажем работы: 14 000. (Ставка 5 600.)

И кстати, поболтав со знакомыми в этом учреждении, выяснил, что главврачом там работает сын депутата госдумы – и ворует так, что мама не горюй! – не особо того скрывая. Доктора говорят, что, в принципе, деньги на медицину выделяются неплохие. Но они все разворовываются. Абсолютно! – под неусыпным прикрытием сверху, с Охотного.

Институт-универ: оклад кандидата наук 14 700, райкоэффициент 30 проц., нагрузка 960 ч. в год. Доплата за замдеканство 1 800. Итого около 22 000.

Профессор: около 30 000. (Это, напомню, нестоличный Вуз. В платных – перепадает от «платников».)

  1. Госслужащие

Простой клерк где-нибудь в обл. департаменте, управе: около 20 – 25 000.

Руководитель среднего звена в этой же управе: 30 – 35 000. Ну, там, замы губернаторов уже побольше имеют, но у меня нету друзей-замов.

Руководитель среднего звена в ССП например: 20 – 25 000.

Судебный пристав-исполнитель: 15 – 20 000.

Рядовой Росгвардии: 20 – 23 000.

Прапорщик Росгвардии: 30 000.

Офицеры Росгвардии: от 40 000. (Знакомый летёха получает 37 т.р.)

Полиция: там разброс большой, но в среднем от 45 000. И далее по должностям.

  1. Бизнес

Тут, конечно, кто как крутанётся. Бизнес вычислить довольно трудно. Скажу только, что мелкие предприятия потихоньку разоряются и уходят с рынка. Выживают сильнейшие – т.е. сетевые монополии. Особенно приближённые к власти.

Нашёл одного знакомого, он служит главой энергетической управляющей компании в регионе (а это, не забывайте, фифти-фифти с государством). Его зарплата примерно 250 – 300 т.р. Но может быть и больше за счёт манипуляций с бухгалтерской отчётностью. Он честно мне признался, что часть з/ты вбито в наши с вами квитанции, – да это, собственно, не больно и секрет. Все всё понимают. Помните? «У нас очень, очень много денег», – сказал Чубайс.

Что же получается?

А то, что госсектор в результате вырывается далеко вперёд, и никакой частный бизнес, – особенно молодой, начинающий, – в наших условиях не конкурент военной службе со стабильным заработком и довольствием. Плохо это или хорошо?

Смотря как посмотреть…

Если армия охраняет народ, социум – хорошо. Ежели армия охраняет от народа завравшееся вороватое правительство – плохо.

А ведь как хотелось бы, чтобы на каждом углу организовывалось, продавалось что-то интересное, свежее, оригинальное, но… увы.

Не углубляясь в налоговые и запретительные санкции, остаётся резюмировать лишь катастрофу на рынке мелкого предпринимательства, малого бизнеса. Также на рынке, если можно так выразиться, образовательном, преподавательском. Что ведёт к появлению на улицах молодых ребят, – к тому же не очень, мягко говоря, образованных и воспитанных, – не знающих, куда им применить свои неуёмные энергию и задор, кроме как идти громить стадионы в разноцветных фанатских шапках с рогами.

…Но тут-то и возникает из-под земли (как в американских сериалах!) усреднённый полицейский Дядя Стёпа со средней зарплатой в 45 тысяч. Который обязательно пресечёт любую противоправную, антиправительственную, – вызванную абсолютным отсутствием каких-либо интересов на благо общества, – деятельность.

Автор Игорь Фунт
Автор Игорь Фунт

Американский Гоголь

Как все мы вылупились из рукавов гоголевской шинели, так Штаты выползли из томсойеровских зарослей кустарника на берегу Миссури, которую, – гляди-ко! – широкими гребками за веком век переплывает и переплывает неугомонный пересмешник. Крича пацанам на берегу: «Look-look, bro, mark twain! – Опа-опа, достаю дна, чуваки!»

Кстати, есть давняя американская притча… (Хоть я лох-то и вятский, но в душе американский!)

Однажды приснопамятный основатель блюза Вилли Хэнди шёл с чуваками из родного колледжа на байдарках – из Миссури в Миссисипи.

Внезапно они потерпели крушение (байдарки-то старые!) – и еле выползли на берег в достопочтимом городе Сент-Луис. Ставшим навроде спасительного острова.

Тогда-то и был замышлен Сент-Луи блюз! – напоминающий джазовым потомкам о слиянии двух великих рек. Где и любил блеснуть пловцовской сноровкой американский Гоголь – Марк Твен.

«Ножички»

К середине 1960 годов весёлая игра лапта, похожая на бейсбол – и кое-кто из советских мальчишек это иностранное слово (от продвинутых отцов) прекрасно знал! – стала терять популярность.

Лапта требовала большой подвижности, хорошей реакции – умения увернуться от маленького мячика. Но ещё большей подвижности требовал футбол, вновь начинавший занимать спортивные умы болельщиков и коммунальные дворы. Да и советский спорт набирал обороты. Мустыгин, Копаев, Федотов (футбол). Латынина, Шахлин (гимнастика). Александр Медведь (вольная борьба). Алачан, Астахов, Бородин (баскетбол).

И пацаны, сбиваясь в команды, гоняли по огромным пустырям кожаный мяч, забросив лапты-деревяшки в дальний угол: ведь и по количеству участников футбол более вместительный, чем американский аналог бейсбола.

Вспомним ещё пару-тройку игр 1960-х…

Ну, «городки» само собой. Среди мальчишек большой популярностью также пользовался «чижик».

На каждую из четырёх сторон небольшой четырёхгранной палочки, со срезанными косо ножом уголками для «летабельности», наносили цифры: 1,2,3,4.

«Чижик» укладывался в начерченный на земле квадрат. После чего его следовало запускать и отбрасывать подальше ударом биты, или битка, или палки. Игрок-соперник стремился такими же действиями, – равнозначным количеством ударов, – вернуть «чижика» как можно ближе к площадке квадрата, если не хотел проиграть…

Числа на палочке, видимо, играли роль очков – у кого больше. Хотя могу ошибаться, не помню.

Игра «Штандер-стоп». Взятая в своё время от пленных фрицев.

Чуваки стоят в площадке довольно-таки большого круга, начерченного на земле. И подбрасывают поочерёдно мяч.

Пока мяч в воздухе – можно двигаться, кривляться, беситься, не выходя за линию.

Бросающий кричит «Стоп!» – все замерли. Проиграл тот, в кого попал мяч. Сейчас уже он бросает его вверх. Парни постарше пытаются ещё и покурить в круге, но это против правил. Да кто ж им скажет-то…

Самой же прикольной и массовой, по моему мнению, были «ножички». Тут следует небольшая предыстория…

Что интересно, игра появилась в России в позднем средневековье: в конце XVI – начале XVII вв. Тогда это называлось «тычкой ножом».

Начинали с простого. Бросался в землю нож, взятый за ручку, за лезвие, потом с ладони, с запястья. Затем с каждого пальца.

Далее 2-й этап, позаковыристей. Выдумывать этапы можно было сколько угодно! Тычки с носа, с головы, с ушей…

Самый сложный и залихватский номер – заключительный, называемый «росписью». Когда, стоя, зажав кончик лезвия пальцами, игрок посылает нож «тычком» в землю три раза: как бы расписываясь в воздухе.

Так, от футбола до ножа, советский народ и полюбил… джаз. Шутка.

Сороковой не отмечают

В чистый понедельник 27 февраля начался Великий пост, так или иначе связанный с числом 40. (Несмотря на то что фактическая его продолжительность зависит от правил исчисления данной конкретной конфессии.)

Сорок лет бабий век. Продли Бог ёлку на сорок сороков! Или старорусские поговорки: «Что девять сороков, что четыре девяноста – одно»; «Полпята сорока – два девяноста»; «Уж сорок лет, как правды нет». Со́роки, праздник 40-ка мучеников, 9 марта. Сорокоуст. Сорок грехов долой, если убьёшь паука. Сорокет не отмечают – плохая примета. Сорок сороков церквей в Москве. Сорок дней после родов женщину в церковь не пускают. Сорокоуст. В сорочке родился. Сороковой медведь – самый опасный. Чёрт знает, откуда эта сорочья болтовня? Как вы думаете? Зачем, зачем народ исстари исчисляет эти со́роки?!

Ответ, как и всё в жизни, в принципе, прост. Если открыть знаменитый словарь Вл. Даля конечно.

Во времена оны считали сороками: первое сорок, другое сорок и прочее.

По преданию, в Москве 40 сороков церквей – 1 600. Но их, по правде, только около тысячи, а разделены они по сорокам на ста́роства или благочиния – хотя в сороке́ и менее сорока церквей.

Соболь поныне продаётся сороками или сорочками, что и зовётся «соболь в сороках или в кошках»; каждый сорочек (на полную шубу) вложен в чахол, в сорочку. Жениха и невесту опахивали сороко́м чёрных соболей. В награду одаряли из царской казны со́роком или полсо́роком соболей.

«Юродствуй, воруй, молись!»

Возьмём, к примеру, благословенную нашу пивнушку из СССР. Что там происходило?

Дым коромыслом. Копоть, гарь, пьяный всполох необузданной ненависти – вкупе с душой нараспашку: слёзы умиления, вытираемые кулаком, только что политым свежей кровью. Гам – невообразимый! Ругань, крик, – с матюшком, – прибауткой да хитрой песенкой: «Гоп-стоп…»

И что сейчас? Заходили?..

Во-первых, тишина. Во-вторых, чистота (относительная конечно, но тем не менее). Никто не курит. Все дружно уткнулись в экраны планшетов-телефонов. Благодать!

Не зря в некоторых заведениях запрещают пользоваться мобильниками. Мало того, что кураж уходит, – уходит и прибыль из-под рук.

Помните этот уже поздневечерний ресторанский ажиотаж под конец советского вечера? У-у-у… В ушах гудит: оркестр гремит… чем? – басами!!

Когда воздух словно пропитан напряжением – как будто всё ещё только начинается.

Кто-то закусился с соседом: пошли на улицу! Кто-то нашёл любовь на вечер – ещё шампанского! А кто попросту угарел в диких плясках под «модерн токинг». Кто и прикорнул в сторонке – сопит себе в воротник цветастой рубахи. А в пол-лица разрастается смачный такой синяк-синячище: сине-красно-белый.

Да-а, господа, кабак уже не тот…

И если раньше отношения выяснялись, в сущности, просто – один на один, в рукопашке за углом. То теперь можно и пулю в лоб! А это уже совсем, совсем другая история, товарищи.

Это капитализм, детка. Новая реальность. И это – минус.

Но рыдать из-за того, что всё пропало и что раньше было лучше, думаю, не стоит. Лучше точно не было. Но и хуже – не было тоже. У каждого своё время. Каждому свой храм. У каждого свой бог… «Каждому – свой гроб».

Из Сети

Я частенько бываю в Китае. Немало знаю ихних аборигенов.

Вот и давеча пил пиво с китайцем-бизнесменом, который много раз гостевал в России, и в Европе, и в Штатах.

Говорит типа ну как так – ехал типа он на машине из Питера в Москву: дорога ну просто смерть!! Почему так? – изумляется. Я грю: фи, удивил, брателло. Просто деньги воруют, вот и всё. К тому же питерская трасса не самая плохая. Ты на М-6 не был…

«Так позовите немецкую компанию, – заявляет, – они вам хорошие дороги сделают. И деньги не украдут», – я грю: «Ты чё, тараканов объелся? У нас нельзя немецкие, у нас только «свои» ручные фирмы могут строить. В результате – каждый год запланированный ремонт практически с нуля и… гыгы – положняковый распил бабок. Эт норма, чувак».

В глазах китаёза искреннее непонимание: «А почему вы их не расстреляете всех?!» – умилённо сузив и так не отличающиеся шириной зенки, спрашивает он на полном серьёзе.

*

Чеши на все четыре стороны,

Катись ко всем чертям собачьим!

Всё, не болит уже. Не надо скорую…

07, пожалуйста, без сдачи.

*

Услышав лезгинку, дагестанские блохи затоптали котэ вусмерть…

*

Три ночи:

– Алло! А Катюшу можно?

– Да не вопрос: «Ра-а-а-сцвета-а-ли яблони и груши, по-о-о-плыли́-и туманы над реко-о-о-й»…

*

Встретил женщину своей мечты… Сейчас думаю, как скрыть её от жены.

*

– Доктор, я постоянно кашляю.

– А травки пробовали?

– Конечно! Хихикаю, но всё равно кашляю.

*

президент с работы

грустный шёл слегка

пахла красной кнопкой

правая рука

Игорь Фунт