Главная / ПРОИЗВЕДЕНИЯ / Галина Феликсон | Гиюр

Галина Феликсон | Гиюр

В синагогу пришёл мужчина средних лет, рыжий, но с чёрными бровями. Кипа сидела на нём, как треуголка на французе.

– Мне нужен квалифицированный раввин со знанием русского языка.

– О, наш раввин, всеми уважаемый ребе, тебя поймёт. Приходи после шмонаэсре, он освободится.

– Здесь тоже кого-то шмонают?

– Репатриант, ты откуда сюда свалился? В общем, не мешай, подожди здесь, после Шахарита подойдёшь к нему и не забудь сказать: «Шабат шалом», а не «Здрасти вам».

Раввина этот мужчина определил по чёрной шляпе, сюртуку и белой бороде.

– Ребе, у меня к вам есть вопросы и дело.

– Проходи, садись, если хочешь молиться, дам тебе Сидур.

– Нет, ребе, я пришёл выяснить, кто я, наконец. Мне это давно не даёт покоя. Понимаете, я родился в семье, в которой все были с пятой графой. По настоянию бабушки меня обрезали, а мама, чтобы я потом мог поступить в институт, крестила у батюшки в церкви, но это мне не помогло. Теперь я не знаю, кушать ли мне свинину, или я – еврей, и надо перестать есть хлеб с сыром и колбасой, который я очень люблю. Ребе, дайте мне полезный и умный совет.

Раввин задумался. Такой сложный вопрос не был освещён в Талмуде, или это место он не помнил.

– Ну, раз тебя родила мать-еврейка, то по Галахе ты еврей, но раз тебя крестили, то уже нет. Русским, понятно, ты от этого не стал, космополитом тебя считали только те безбожники, а вот евреем перестал быть почти.

– Что же делать, ребе? Должен же быть выход. Я не желаю быть полугоем-полужидом. Я хочу быть полным, наконец.

– Очень трудный вопрос. Обрезать у тебя больше нечего. Или, может быть, что-то осталось?

– Клянусь, ребе, ничего. Если удалить, что осталось, то смогу войти в синагогу только на верхний балкон.

– Ладно, пройдёшь гиюр, поцелуешь Тору и можешь смело заходить вниз, как еврей. Итак, что ты знаешь о Моше?

– Мойшу посадили.

– Где? Куда? Когда?..

– Куда всех ещё в 37 году, но он оттуда не вернулся. Пришла только через двадцать лет бумажка, что это было напрасно. Он, оказалось, им был совсем не нужен.

– Слушай, репатриант! Или иди и ешь свою свинину – или, если узнаешь, где лежит Моше после Исхода, станешь раввином, как и я. А пока выполняй заветы своего Ленина. Это он правильно говорил, что надо учиться, только неправильно указал чему. Шабат шалом!

Галина Феликсон