Главная / ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА / Философская публицистика в жанре диалога

Философская публицистика в жанре диалога

Прежде разговора о книге Леонидаса Донскиса и Томаса Венцловы «Поиски оптимизма в пессимистические времена: Предчувствия и пророчества Восточной Европы», стоит привести две цитаты, характеризующие каждого из авторов, и ракурс вербального освоения современных процессов в Европе и в России, в частности. (Кстати, на последней странице обложки также приведены цитаты из текстов Донскиса и Венцловы, дающие в своем роде представление об их позициях по одной из ведущих тем книги, а бело-черно-красный колорит оформления издания по-своему завершает впечатление от того, что и как сказано современными литовскими интеллектуалами разных поколений в данном случае.)

Но, как и обещано, сначала – цитаты (все – в переводе с литовского Георгия Ефремова):

Леонидас Доскис
Мы ставим вопрос о границах правды и открытости в обществе западного типа, которое мы предпочли бы видеть свободным и плюралистическим, а не подвластным влиянию новомодных идейных сект. Желание сбить со своих позиций и развенчать инакомыслящих совершенно оправданно, когда речь идет о преступных идеологиях или о презрении к людям, когда ненависть в изящной упаковке предлагается нам в качестве свободы мысли и совести. Но я категорически не согласен с попытками криминализировать и бойкотировать мнения, которые, как бы ни были абсурдны, не побуждают к насилию и должны быть дискредитированы теоретически и логически, а не юридически и политически.
с.91-92

Томас Венцлова
Права человека – не внутреннее дело государства, человек – не государственная собственность, и он не вторичен по отношению к государству и народу. Признавая это, мы идем по пути глобализации. Учимся тому, что для многих до сих пор непросто – мыслить, исходя не из национального или этнического эгоизма, но из гражданских категорий.
с. 139

Надо признать, что по разным причинам, но при этом – совершенно ясно, что писать о книге, которая вышла в питерском Издательстве Ивана Лимбаха (2016) , не так уж легко и просто.

Во-первых, и потому, что один из соавторов ее, зрелый политик и ученый из нынешней Литвы, Леонидас Донскис, по трагическому (хочется только так думать) стечению обстоятельств, умер от сердечного приступа в аэропорту Вильнюса, собираясь лететь в Санкт-Петербург на презентацию одной из книг, вышедшей в тамошнем издательстве. И это печальное обстоятельство накладывает свой естественный отпечаток на отношение к тому, что от его имени сказано в небольшой книге размышлений о современной политике. Очевидно, что она в определенном смысле стала его этическим, политологическим завещанием из-за происшедшей с ним трагедии.

Во-вторых, еще и потому, что перед нами все же особого рода публицистика, имеющая статус как публицистики, так и литературного, художественного произведения в духе морализаторских книг предыдущих веков – монологического или диалогического рода. То есть, здесь публицистика задана в форме прекрасно оформленного стилистически литературного произведения, возможно, и музыкального, где заданная одним тема органично и виртуозно развивается другим, с заведомой долей совершенства, обобщения и некоторой спрямленности сюжета разговора о современности в тех ее аспектах, которые есть и рефрен, и точка отсчета выводов о сущности реальной политики наших дней.

В-третьих, и, пожалуй, это самое трудное в восприятии названного издания – главным героем в нем стала современная Россия, как продолжение Советского Союза, как самостоятельное государство, как часть Европы.

По поводу России Донскисом, прежде всего, как и Венцловой, сказано много критичных замечаний, которые имеют место быть. Но все же, основаны на взгляде со стороны, потому названная книга, адресованная как европейскому, так и российскому читателю, все же меньше похожа на «Колокол» Герцена, именно потому, что задача ее – общегуманистическая: на примере того, что можно сказать о Литве, России, Европе, а также Китае, Польше или Америке – показать, что есть норма и что есть отступление от нее с точки зрения европейских ценностей (которые, заметим, в России воспринимаются порой и нередко – с откровенным неприятием, о причинах чего сказано в том числе и Донскисом, и Венцловой). Это книга о том, что должно быть, то есть, вариант прогноза, основанного на подведнии лаконичных итогов с привлечением известных фактов европейской истории, того, что прежде всего есть программа действий, некий общегуманистический манифест, идеал, к которому может направляться общество/государство, чтобы считаться и быть цивилизованным.

Композиционно сборник состоит из шести пар диалогов, каждая пара текстов посвящена какой-то одной теме в контексте дискурса о правах человека в сегодняшнем понимании этого определения.

Начинает обсуждение того или иного объекта обсуждения всегда Леонидас Донскис, бывший до недавнего времени профессором одного из литовских университетов, депутатом Европарламента. Продолжает и развивает его всегда Томас Венцлова, один из участников литовского правозащитного движения, диссидент, ныне профессор одного из американских университетов.

Леонидас Донскис, родившийся после войны, в благословенные ненадолго шестидесятые годы прошлого века, в своих суждениях резок и нелицеприятен. Томас Венцлова, ребенком переживший немецкую оккупацию Литвы, один из старейших интеллектуалов не только Европы, а и мира, в своих ответах на тезисы «оппонента» более диалектичен и не лишен, как он сам о себе говорит неоднократно в данном случае – исторического оптимизма.

Таким образом, речь идет не о споре, поскольку позиции двух авторов книги близки до схожести, но возраст и разный опыт житейский и человеческий, добавляют в их суждения личностные нюансы. Собственно говоря, между Донскисом и Венцловой не может быть по определению все же и разногласий, что связано отнюдь не с принадлежностью по происхождению к одной стране с ее прибалтийским менталитетом, а и потому, что оба они в любом смысле слова – люди мира, настоящие гуманисты и мыслители, близкие по отношению к тому, что волнует каждого из них в отдельности. По сути, перед нами дискуссия – уважительная к мнению другого, когда важно уточнить иную позицию, показав то, что сближает ее с собственной. Тем самым выявляется и культура обсуждения избранных для него тем – спокойный разговор о существенным, уважительное развитие мыслей и взглядов другого.

Донскис и Венцлова рассуждают о национализме и патриотизме, показывая, как надо точнее раскрывать суть того и другого в условиях теперешнего мироустройства. Это в первой паре диалогов, что задает интонацию дальнейшего публицистического повествования. Оказывается, что тут не все так, как видится с точки зрения обыденного сознания, поскольку любовь к родине и к своему народу может иметь положительные и отрицательные стороны, о чем сказано кратко и убедительно, опять же, на примере Литвы и России.

Речь в книге идет и о глобализации, о том, как в контексте ее народам и странам сохранить своеобразие, самость в той мере, чтобы не потеряться среди других стран и народов, но и не замыкаться в ее границах.

Интересны суждения о европейских, шире, – западных политиках, которые по мнению авторов сборника порой делают вид, что не замечают того, что очевидно при незашоренном отношению к происходящему в России, в Китае и в других странах, исходя из как бы общеевропейских целей и задач. То есть, критика тут касается и тех, кто не хочет видеть или не считает нужным придавать значения нарушениям прав человека в европейских и не только странах. Это, стоит специально заметить, уводит ракурс диалогов Донскиса и Венцловы от одностороннести восприятия того, чем отмечено развитие России и Европы вместе и по отдельности.

Много внимания в опубликованных текстах уделено и правозащитному движению. И оправданно, что перечислены в качестве мужественных борцов правозащитного толка Пяткус и Буковский, Михник, Амальрик, Горбаневская и Ковалев, что показывает, как и критика западных политиков и правительств, что книга эта не о том, как все плохо там-то и там-то, а о том, что правозащитное движение пробивает себе дорогу при любом, самом тоталитарном и тупиковом режиме, в тех крайних обстоятельствах, когда общечеловеческие права и свободы, то, что еще раз было подчеркнуто и обозначено Хельсинским соглашением почти полувековой давности, остаются знаменем, лозунгом и идеалом. И последователи правозащитных инициатив помнят о том, как все начиналось в их странах, будь то Польша, Россия, Литва или Китай, продолжая в иных, вероятно, более внешне демократических условиях отстаивать истинные надполитические, надгосударственные и вечные по сути своей ценности, как бы к ним ни относились в отдельно взятой стране современного мира.

И поэтому «Поиски оптимизма в пессимистические времена: Предчувствия и пророчества Восточной Европы» есть прежде всего без риторики и упрощения описание того, что есть не столько норма бытования граждан и обществ, государств и народов, а и меморандум такого политического мироустройства, которое реально, если для достижения его прилагаются на всех уровнях человеческого бытия усилия и осуществляются в правильном направлении нужные действия. Эта книга повествует как раз о том, что достижимо в ближней и дальней перспективе в зависимости от частных и общих усилий, трактат о мироустройстве начала двадцать первого века, который не должен повторить истории континента и мира страшных ошибок века предыдущего. И, следовательно, Досник и Венцлова – подлинные оптимисты, которые не обходят в своих логических построений острых углов взаимоотношений стран и народов, но надеются на лучшее, на то, что опыт прошлого усвоен в правильном осмыслении его. И потому оба автора сборника говорят о том, что выполнимо и необходимо для сохранения гуманного статус-кво – в границах государства, Европы и того, что есть общая история нынешнего человечества.

P.S. В рамках разговора о названной выше книге стоит указать и на том, что в прошедшем году в том же издательстве вышла «Малая карта опыта» Леонида Донскиса – сборник избранных его этических афоризмов, а также поэтический сборник «Похвала острову» Томаса Венцлова, что дает российскому читателю, которого интересует качественная интеллектуальная литература, в том числе, и названных авторов, возможность познакомиться с их позицией на более широком и потому востребованном и в контексте их совместной книги материале.

Выражаю благодарность сотрудникам Издательства Ивана Лимбаха за действенную и своевременную помощь в подготовке данного материала.

Илья Абель

Читайте

Илья Абель | Послесловие курсивом

Это тот редкий случай, когда поэзию, как мелодию, можно узнать с нескольких нот, здесь – с любой прочитанной строки. При внимательном знакомстве с тем, что вошло в сборник «Цикорий звезд», ясно – стихи написаны были в разное время.