ВНИМАНИЮ АВТОРОВ И ЧИТАТЕЛЕЙ САЙТА KONTINENT.ORG!

Литературно-художественный альманах "Новый Континент" после усовершенствования переехал на новый адрес - www.nkontinent.com

Начиная с 18 июля 2018 г., новые публикации будут публиковаться на новой современной платформе.

Дорогие авторы, Вы сможете найти любые публикации прошлых лет как на старом сайте (kontinent.org), который не прекращает своей работы, но меняет направленность и тематику, так и на новом.

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ И В ДОБРЫЙ СОВМЕСТНЫЙ ПУТЬ!

Александр Ратнер | Я меряю строками жизнь

* * *

Изумительно-злые грóзы
На осеннем царят пиру.
Что есть дождь, как не наши слёзы,
Испарившиеся в жару?!

Золочёные молний пики
От прицельных слепят побед.
Что есть гром, как не наши крики
От ниспосланных Богом бед?!

Осень входит в глаза и в поры,
Украшает и топит глушь.
Кто есть мы, как не экспортеры
Небу криков и слез, и душ?!

* * *

Едва спадает робости туника,
Не ведаем мы оба, что творим.
И, если я оглохну, то от крика
Беззвучного, что взглядом стал твоим.

А фехтованье взглядами – примета
Взаимности, излишних чуждой фраз.
И, если я ослепну, то от света,
Который из твоих пролился глаз.

Хотя штормит, нам к берегу не надо,
Мы вровень заплываем за буи.
И, если онемею, то от взгляда,
Ресницы удлинившего твои.

Доверь моим рукам свои запястья,
Безумной мыслью догони мечту.
И, если я умру, то лишь от счастья,
Которое в глазах твоих прочту.

* * *

Не хочу от тебя уезжать,
Проклинаю в душе расстоянья.
Чем мне рану разлуки зажать,
Чем ожог погасить расставанья?

Эти дни превратятся в года,
На которые мы постареем.
Что поделать, родная, когда
Жизнь свою ты связала с евреем?

Только я, не подвластный судьбе,
Как из ссылки, вернусь из разлуки
И с порога, как Богу, тебе
Протяну во спасение руки.

И заполнится взор твой тогда
Долгожданным седым иудеем.
Мы назад отмотаем года,
На которые помолодеем.

* * *

Господь приватизировал Вселенную
И людям Землю сдав в аренду, им
Назначил плату необыкновенную –
Людским добром и счастием людским.

А люди, не ценя его участия,
Забыли, что платить давно пора,
К тому же нечем – ведь кругом несчастия,
И торжествует зло взамен добра.

Наверное, Господь от гнева мечется,
Дивя чертей и ангелов вдали,
Что он за неуплату человечество
Пока ещё не выселил с Земли.

ИЗРАИЛЮ

Ну что ж, прощай, страна Израиль
И Богом избранный народ!
Тобою душу не изранил,
А исцелил, наоборот.

Назавтра буду я далече,
А ты останешься в былом,
Но на прощанье, как при встрече,
Я бью тебе челом: «Шолом!»

Я буду жить, твои страданья
И радости твои деля.
Прощай, точнее до свиданья,
Обетованная земля!

* * *

Я живу в Украине –
Есть такая страна.
На донецкой равнине
Там пылает война.

Громоздятся руины,
Солнце стынет в броне.
Гибнут те, кто не винны
В этой клятой войне.

С ними был бы я тоже
(Это правда, не понт),
Будь я малость моложе,
То рванул бы на фронт.

Дом покинутый запер
И – в огонь из огня,
Чтоб расходовал снайпер
Больше пуль на меня.

Может, воин я слабый,
Пал на передовой.
Черт со мною – была бы
Украина живой!

* * *

Как хочется напиться иногда,
Забыв проблемы, каверзы, напасти,
Врагов, чьи пасти разорвать на части
Хотят тебя до Божьего суда.

Но сердце не даёт напиться мне –
Оно то давит, то болит, то колет,
Меня неволит – это значит, сто лет
Прожить позволит, но с приставкой «не».

Чего оно бунтует, если с ним
Одновременно мир покинем этот?!
Пора ему понять, что месть – не метод
Сводить с работодателем своим

Былые счёты. Да, через него
Я пропускал стихи, чем, вне сомненья,
Сам поводы давал для ослабленья
И озлобленья сердца моего.

Наверное, я был к нему жесток,
Но видел в нем всегда единоверца.
На сколько лет ещё мне хватит сердца,
А ежели точней – на сколько строк?

Я меряю строками жизнь уже,
А годы – устаревшая модель, но
Они, считаю, от меня отдельно
Живут, незнамо где, а не в душе.

О как же помирить тебе, поэт,
Стихи и годы с сердцем? Долго боль же
Терпеть нельзя… Здесь переменных больше,
Чем уравнений, и решенья нет.

Советы – как с пробоиной суда,
Увы, в житейском море потонули,
Ну, а вопрос открыт – не потому ли
Так хочется напиться иногда?!

* * *

Я глубоко вдохну и там,
Где ты сидишь присяду рядом.
Прижми ладонь к моим устам,
Чтоб говорил я только взглядом.

И, не дыша, от счастья глуп,
Дождусь, покуда ты в запале
Не оторвёшь ладонь от губ,
Чтоб выдох и «люблю» совпали.